Литературная Коломна

Евстигнеева Наталья
Поэзия
Произведения Гостевая книга

Над Россией лебеди летят

    
    Наталья Евстигнеева
    
    
    
    
    Над Россией лебеди летят
    
     стихи
    
    
     Коломна
    
     2004
    
    
    
    
    Поэту, Гражданину, Женщине-Матери…
    
    Администрация Коломенского района Московской области выражает огромную благодарность талантливой поэтессе — Наталье Вениаминовне Евстигнеевой, автору четырёх поэтических сборников: «Сердце на ладони», «Страницы из дневника», «Счастливый сон», «Небесное и земное» за сотрудничество в подготовке и издании её нового сборника стихов «Над Россией лебеди летят». В этот сборник включены лучшие стихи поэтессы из предыдущих сборников о Родине, Любви, природе родного Коломенского края, а также её новые произведения.
    Мы знаем Наталью Вениаминовну по её активной гражданской позиции, творческой и просветительской деятельности: выступлениям в учебных заведениях, библиотеках, на предприятиях и в воинских частях нашего города и района, а также в других городах страны в составе Российского театра бардов и других творческих коллективов.
    Наталья Вениаминовна является активным сотрудником добровольного Всероссийского общества охраны природы и практически всё своё свободное время посвящает изучению природы нашей прекрасной Коломенской земли и распространению экологических знаний посредством своего творчества.
    Администрация Коломенского района желает Наталье Вениаминовне новых творческих успехов в деле воспитания подрастающего поколения, сохранению и пропаганде общечеловеческих ценностей, надеется на дальнейшее сотрудничество с этой талантливой поэтессой, женщиной-матерью, гражданином и патриотом своей страны.
    
    
     Глава муниципального образования»
     «Коломенский район Московской области»
     Н.М.Оттясов
    
    
    
     К читателю
    
    Мы живём в удивительное время, в замечательной стране — России, в краю поразительной красоты. Этот сборник — небольшой эксперимент. С помощью стихов и мастерски сделанных фотоснимков Юрия Имханицкого мне хотелось показать великолепие родной природы, той малой родины, с которой начинается Россия, начинается Земля…
    Мне хотелось бы, чтобы каждый, кто возьмёт в руки этот небольшой сборник, соприкоснулся с миром прекрасного, задумался о том, как сберечь этот драгоценный дар — природу родного края, как сделать свою малую родину ещё богаче, краше. Перефразирую известное высказывание — «Посади дерево, построй дом, вырасти сына»…
    Посадите лес, постройте город прекрасный, солнечный, в котором бы жили ваши дети, внуки… Воплощайте свои мечты в жизнь!
    А ещё мне хотелось показать необычные судьбы простых русских людей, моих земляков, благодаря которым Россия была, есть и вечно будет. Они — скромные труженики, сильные и мужественные, гордые и непокорные, одним словом — россияне…
    В сборнике поднимаются и экологические проблемы. Бережное и разумное отношение человека к природе должно стать незыблемым правилом для всех. Оберегая природу, мы прежде всего защищаем себя и всё человечество.
    Экология природы и экология души неразрывно связаны. Поэтому я включила в свой сборник и стихи о любви, о душе, о духовном поиске человека.
    Размышляя о смысле жизни, каждый человек рано или поздно задаёт себе вопрос: «Зачем я здесь?». Возможно, стихи о родном крае подскажут моему читателю одну простую истину: «Изменись сам и вокруг тебя изменится весь мир ». Путь самоусовершенствования — это движение к гармонии.
    Желаю вам всем успеха на этом нелёгком, но замечательном пути!
    
    
    Коротко об авторе
    
    Наталья Евстигнеева родилась в 1956 году в г.Полтаве в семье военнослужащего. Мама её работала учителем в школе. Стихи Наталья начала писать рано, с семи лет. После окончания школы с золотой медалью, поступила в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ), и в это же время работала внештатным корреспондентом газеты «Инженер транспорта». После окончания института была направлена по распределению в г. Коломну на Коломенский тепловозостроительный завод им. Куйбышева, где она работает инженером — электроником и по настоящее время.
    Любовь к поэзии для неё — не хобби, это её жизнь. Наталья Евстигнеева занималась в ЛИТО «Зарница» под руководством А.Ф.Кирсанова, в «Зелёных цветах», под руководством Олега Кочеткова, в ЛИТО «Стойло пегаса», которое возглавлял Игорь Весенний, а также в литературной мастерской, возглавляемой Е.А.Кирсановым «У грановитой».
    Её стихи публиковались в газетах «Куйбышевец», «Станкостроитель», «Коломенская правда», в «Коломенском альманахе», сборнике стихов поэтов Коломны «Живой огонь».
    Она — автор поэтических сборников «Сердце на ладони (1998г), «Страницы из дневника» (2000г.), «Счастливый сон» (2001г.), «Небесное и земное» (2003г.). Была Лауреатом городских поэтических конкурсов 1997, 2002 и 2004г.г.
    Наталья ведёт активную творческую и просветительскую деятельность, выступая в учебных заведениях и на предприятиях, в воинских частях и на зонах в составе Российского театра бардов и других творческих коллективов, а также с сольными программами.
    Она уделяет огромное внимание воспитанию молодых авторов. Под её опекой создан молодёжный творческий коллектив «Романтики», который продолжает лучшие традиции русской культуры, бескорыстно неся своё творчество в массы. Наталья Евстигнеева является сподвижником в области литературы.
    
    
    
    Зачем я пишу?
    
    Я хочу найти такое слово,
    Чтобы проникало в глубь сердец,
    Чтоб от старца и до молодого
    Это слово мчалось, как гонец.
    Чтоб оно тревожило, будило,
    И могло убить и возродить,
    Чтоб со всею строгостью судило
    И давало мужество — любить.
    Я хочу вложить живую силу
    В слово, что мучительно ищу,
    Чтобы, если нужно, возносило,
    Иль вонзалось, сродное мечу.
    Чтобы мать у детской колыбели
    И солдат, стоящий на посту,
    И шахтер, и служащий в отделе,
    И кузнец, и пахарь, и пастух, –
    Каждый в сердце нёс живое слово,
    Как святыню бережно храня,
    Чтоб была в нём крепкая основа,
    Будто сплав титана и огня.
    Чтобы зло с ним делалось слабее,
    Обретала крылья доброта.
    Чтобы помогало от злодея
    Отличить безвольного крота…
    Чтобы с этим словом невозможным
    Стало всё, что связано с войной,
    Чтобы этот мир, такой тревожный,
    Заслонило прочною стеной.
    
    
    
    ***
    
    Я отдаю вам сердце на ладони.
    Оно ещё хранит моё тепло.
    Оно живое. И болит, и стонет,
    И плачет, если очень тяжело…
    
    Я отдаю вам сердца свет лучистый.
    И если он чуть-чуть согреет вас,
    То я не зря прошла свой путь тернистый,
    Что в строчках отразился без прикрас.
    
    
    
     В небо летит звезда
    
    Со взлётной полоски сорвалась звезда
    И в синюю высь устремилась.
    Она в моё сердце вошла навсегда.
    И часто ночами мне снилась.
    И пусть звездопады нам счастье сулят,
    Воспеть не могу я паденье.
    За каждым из них, словно вехи, стоят
    Нелёгкие дни восхожденья.
    
    В небо летит звезда
    Наперекор приметам,
    Сердце моё всегда
    Светом её согрето…
    
    И всё же близки мне по духу все те,
    Кому покорялись вершины.
    Они, окрылённые, к звёздной мечте
    По жизни идут одержимо.
    В них белая зависть звучит, как девиз:
    « О, стать бы и нам на мгновенье
    Сиянием звёзд, улетающих ввысь,
    Познать неземное горенье!»
    
    
    
     ***
    
    О, человек, венец и царь природы,
    Великое творение Отца!
    Во имя счастья, света и свободы
    Тебя в сей мир послали небеса,
    Чтобы творил любя, подобно Богу,
    Родную Землю превращая в Рай.
    Тебе, сын Божий, он открыл дорогу.
    Но не забудь себя, не потеряй!
    Взгляни вокруг, что «создано» тобою:
    Безумство, войны, ненависть и мрак…
    Отец небесный наблюдает с болью
    Как к пропасти ведет твой новый шаг.
    Очнись, безумец, в зеркале времен
    Себя узнай. Прерви кошмарный сон!
    
    
    
    
    На этой маленькой земле
    
    На этой маленькой земле,
    Живой частице во Вселенной,
    Пришла пора родиться мне,
    Такой земной, обыкновенной…
    И вдруг увидеть красоту,
    Не удержаться и воскликнуть:
    «О, как прекрасен сад в цвету!»
    Но я боюсь, как все, привыкнуть
    К тому, что вижу каждый день
    Рожденье маленького чуда:
    Как расправляет крылья тень,
    И зажигает искры всюду,
    Как золотой волшебный серп
    Всю ночь хлеба златые косит,
    А поутру горячий хлеб
    В мои ладони преподносит
    На алой скатерти зари,
    Где гладко вышиты узоры:
    Леса, озёра, пустыри,
    А по краям каймою горы.
    Я знаю, в капельке росы
    Есть миллионы солнц и радуг,
    Они в рассветные часы
    Горят, глаза и сердце радуя.
    Один живой степной тюльпан,
    Как огонёк, Вас обогреет.
    Он не привык к людским рукам, –
    В них угасает и мертвеет.
    О, если б каждый понимал
    Природы чувственность живую,
    Не убивал, не отравлял,
    Берег как мать свою родную…
    Но плачут ивы у реки,
    Их слёзы реки наполняют
    И расплавляют ледники,
    И к человечности взывают.
    И погибают сотни птиц,
    И сотни рыб, зверей, деревьев,
    Срывая тысячи страниц
    Из книги жизни нашей древней…
    На этой маленькой земле,
    Живой частице во Вселенной,
    На двух крылах — Добре и Зле
    Летит наш мир несовершенный…
    
    
    
    Фэнтэзи
    
    Небо купается в реках,
    Дарит им звезды на память.
    В час окончания века
    Все человечество славят.
    Мирное племя земное
    Вынесло все испытанья.
    И над потомками Ноя
    Выросло древо познанья.
    Мир переполнился светом.
    И на скрижалях сознанья
    Высечен главным заветом
    Высший закон созиданья.
    
    
    
    
     ***
    
    Совесть избитым ребёнком
    Смотрит на взрослых людей.
    Что мы оставим потомкам? –
    Груды безумных идей,
    Сети обмана и мести,
    Свалки отходов и СПИД…
    И над осколками чести —
    Бронзовый Сталин стоит.
    На золотых истуканах
    Держится весь белый свет.
    На разъярённых экранах
    Буйствует дьявольский бред.
    Что мы оставим потомкам? –
    Душ растлевающих смрад
    И города из обломков
    Как новоявленный Ад…
    После себя оставляя
    Сотни отравленных рек,
    Губит все, сам умирая,
    Царственный зверь — человек.
    
    
    
    
     Я — женщина
    
    Я — женщина. И каждой своей клеткой
    Я чувствую страдания земли.
    И умираю срубленною веткой,
    И возрождаюсь, где ростки взошли…
    И слышу крик расколотого камня
    И плач воды, спадающей вдали.
    И вижу души дерева и здания,
    И воробьёв, искупанных в пыли…
    Я вижу, как рождаются вулканы,
    И дышит море, и растёт кристалл,
    Зверей, попавших в хитрые капканы
    И сны озёр, сокрытых среди скал.
    Я чувствую страдания и боли,
    И радость возрождения, и смерть.
    Собрав в кулак
     все сгустки высшей воли,
    Молюсь, чтоб спасся мир
     от новых жертв.
    Я — мать.
    И всех людей люблю безмерно,
    Желая им, как детям, лишь добра.
    Но если где-то умирает серна,
    Взрывается и падает гора…
    И гибнут люди, и моря вскипают,
    И сок течёт из срубленных берёз.
    И ледники сурово наступают,
    Становится пророчеством прогноз.
    Я — соль земли. Крупинка из крупинок,
    Но мир Вселенной и в моих руках…
    Наградой будет несколько слезинок,
    Невольно заблестевших на щеках…
    
    
    
    Я существую для тех, для кого существую…
    
    Я существую для тех, для кого существую…
    В грубой реальности или прекрасной мечте.
    Девой лесной, иль вкушающей
    жизнь городскую,
    И отражённою в песнях, в стихах, на холсте…
    
    Кто я? — Загадка. Реальность и мистика тоже.
    И на Земле и в далёких мирах я живу.
    И потому для других я бываю похожей
    То на орла, то на быструю лань иль траву…
    Я — словно облако, таю и вновь воскресаю
    В образе новом и, что-то в себе изменив.
    Звёздочкой яркой порой
     для влюблённых мерцаю,
    Ветром летаю над лесом, над гребнями нив…
    
    Я — словно песня. А может быть, тихая заводь.
    Каждый увидит во мне то, что сможет постичь.
    В каждом живет очень долгая мудрая память,
    Это и есть для людей «ариаднова нить».
    
    Странный узор, называемый кармой иль роком,
    Трудно прочесть, расплести, разорвать и стереть.
    Кто-то приходит на Землю
     святым иль пророком.
    А для кого-то рождение — новая смерть…
    
    Я — человек. Или птица.
     А, может быть, камень…
    И существо, и бесформенный лёгкий туман.
    В сердце моем, как в огромном сияющем храме,
    Может вместиться планета
     со множеством стран…
    
    Я существую. И это великое чудо,
    Если дано все увидеть, понять и вместить.
    Знания пить бесконечно могу из сосуда,
    Жить и любить, и грядущее в детях растить…
    
    Я существую для тех, для кого существую,
    Тех, кто мне дорог,
     в ком бьются живые сердца.
    Если пришла я загадкой на Землю святую,
    То для того,
     чтобы жизнь не имела конца…
    
    
    
     Лосиха
    
    На дороге погиб лосёнок,
    В непрерывном потоке машин…
    В бурный век сумасшедших гонок
    Жертвой стал разве он один…
    
    Но кричит день и ночь лосиха
    У проклятой дороги той,
    То как призрак всё ходит тихо,
    Нарушая в душе покой…
    
    Кто восполнит лесному зверю
    Тяжелейшую из утрат?
    Видя страшную скорбь, поверю,
    Что сердца матерей стучат
    Одинаково и тревожно
    У людей, у зверей и птиц…
    Наблюдать это… невозможно!
    Горю матери — нет границ!
    Объяснить как лосихе, бедной
    То, что сына уж не вернуть.
    Плачет мать...
    И у всей Вселенной
    Болью острой пронзает грудь…
    
    
    
    Корни
    
    Мой род берёт начало из России,
    Из давних, незапамятных времён,
    Когда ещё и травы не косили,
    И жизнь была прекрасной, словно сон.
    Высокий дух не ведал поклонения.
    В гармонии с природой, средь лесов
    Сменилось очень много поколений.
    Но память сердца — словно вечный зов,
    Всё время возвращает к тем истокам,
    Где разум человека ведал всем.
    Там каждый был волшебником и Богом,
    Творил и жил без горя и проблем.
    Тогда не знали никаких болезней.
    Сама природа воспевала жизнь,
    Которая лилась счастливой песней,
    Как христианский рай
     иль коммунизм…
    Но были на Земле другие люди.
    И царства уже были, и дворцы,
    И первые преступники, и судьи,
    Шуты и звездочёты-мудрецы.
    И вот однажды в царстве-государстве
    Случилась очень страшная беда:
    В расцвете лет
     наследник царской власти
    Прикован был к постели навсегда.
    И был приказ царя — найти лекарство,
    Единственного сына исцелить.
    Три года траура уже носило царство.
    Все знали, — сыну царскому не жить…
    И вот один мудрец узнал случайно,
    Что где-то есть народ такой в лесу,
    Ему известны все на свете тайны. -
    «Лесные люди» хворого спасут.
    На поиски отправилось всё войско,
    Его возглавил сам царь-государь.
    Хотя найти ведруссов было просто,
    Но усложнял их поиски январь.
    Безжалостная вьюга и морозы
    Их завели в неведомую глушь.
    Не помогали царские угрозы,
    В живых осталось пять замёрзших душ.
    Ведруссы их нашли и отогрели
    У жаркого костра. Сгущалась ночь.
    И плача, царь поведал им о цели
    Похода. Умолял ему помочь…
    Совет старейшин мучили сомненья –
    Помочь легко, но как поступит царь
    Народа, где есть власть
     и преступления,
    Хотя царя с царевичем и жаль…
    Решающее слово — слово рода
    Взял на себя мой предок — Илия,
    Учитель или главный воевода.
    Он молвил речь: " Пускай же дочь моя
    С любимым своим, суженым Иваном
    Пойдут и сотворят из тлена жизнь
    Энергией любви, им Богом данной!"
    Решили и на этом разошлись…
    И вот хоромы царские. Царевич
    Лежит в постели мягкой чуть живой.
    И таинство свершилось! Не поверить!
    Царевич встал — здоровый, молодой!
    Увидел он Марию и…влюбился.
    Таких красавиц не встречал нигде.
    Он в тот же миг бы
     на «такой» женился!
    И стало ясно многим — быть беде…
    Та девушка была неотразима,
    И неземной, — небесной красоты.
    Для царского величества ж, вестимо,
    Доступны все желанья и мечты.
    Целителей с почётом проводили,
    Но лишь пригрело солнышко, в поход
    Отправился царевич. Говорили, —
    Хотел он покорить лесной народ…
    Но бил челом царевич воеводе
    И говорил мудрёные слова:
    "Сердечная тоска меня изводит.
    И без Марии жизнь мне не мила".
    Просил руки и сердца ненаглядной.
    В награду обещал полцарства дать.
    Отказ был принят
     с царственной досадой:
    Решил царевич твёрдо — воевать!
    Однажды ночью,
     когда сон был крепок,
    Лес обезумел от кровавых сцен:
    Убили всех мужчин, а малых деток
    И женщин увели насильно в плен.
    Древнейший род
     был зверски уничтожен.
    Немногие там выжили, спаслись.
    Погиб и главный воевода тоже.
    Так отплатили за царёву жизнь…
    Марию взял царевич к себе в жёны.
    Но та недолго замужем была.
    Родив двух сыновей и дочь — Алёну,
    Без счастья и свободы умерла.
    Вторая дочь была у воеводы.
    Ей удалось в лихую ночь спастись.
    Сменяются эпохи, мчатся годы.
    Побеги древа рода поднялись.
    По всей Земле развеянное семя
    Восходит, к свету тянется, живёт.
    А память рода не размыло время.
    Он был,
     он есть,
     и будет — мой народ!
    
    
    
    Легенда о красоте
    
    Жила-была на свете красота,
    Лишь взглянешь на неё, -
     и вмиг ослепнешь…
    Её всегда манила высота
    И то, чего давно уже не встретишь.
    Она любви искала на Земле.
    Но люди, что встречались ей в дороге,
    Вдруг становились мелочнее, злее.
    Увы, мы все грешны, да, мы не боги…
    Одни пытались красоту продать,
    Другие уничтожить как заразу,
    Ведь проще погубить и растоптать
    Всё то, что непривычно, больно глазу.
    
    И красота всех стала избегать,
    Скрываясь от людей в лесных чащобах.
    Чтоб диво от беды оберегать,
    Природа создала отряд особый.
    Служили птицы и все звери ей, —
    Слуг преданнее не было на свете,
    И согревали добротой своей,
    Играя с ней и радуясь, как дети.
    
    Но Красота грустила без любви.
    Земного счастья деве не хватало.
    И вот однажды с шорохом травы
    Свою судьбу в охотнике узнала.
    Но звери, птицы прочною стеной
    Её в одно мгновенье окружили.
    Охотник удивился: " Боже мой!
    Зачем шутить со мной нечистой силе?
    Ну, я ей покажу!" Поднял ружьё…
    А девушка, рукой раздвинув стену,
    Пошла к нему. Кричало вороньё:
    " Не верь! Тот человек несёт измену! "
    Мужчина на мгновение ослеп,
    Но Красота…неузнанной осталась.
    За многие десятки, сотни лет
    Понятье красоты не раз менялось.
    
    Прекрасным стали люди называть
    Холодный блеск бездушного металла,
    И каменные храмы воздвигать.
    А нагота царицей блуда стала…
    Жестокость проникает каждый миг,
    В наш мир из злых квадратиков экранов,
    Поставив души чистые в тупик,
    И превратив их в мёртвых истуканов.
    
    И человек увидел только цель,
    Что шла к нему навстречу, улыбаясь.
    И выстрел прогремел.
     И лес взревел,
    Крича, рыча, деревьями качаясь…
    
    Охотник бросил в ужасе ружьё
    И побежал, заткнув руками уши,
    Не понимая, отчего зверьё
    Ревело так, что разрывало души…
    Погибла Красота, в последний миг
    Рассыпалась на искорки и блёстки.
    С тех пор возник луны печальный лик
    И в синем небе появились звёзды…
    
    И плачут волки, воя на луну,
    О Красоте печально вспоминая.
    И только человеку одному
    Всё кажется, что тайна там иная.
    Считает звёзды, карты создаёт,
    С учёным видом что-то изучает,
    И отправляет спутники в полёт,
     Но Красоты опять не замечает.
     Всё реже смотрит в небо человек,
    Всегда он чем-то очень важным занят.
    Среди неоново-рекламных рек
    Куда-то всё спешит.
     А звёзды манят…
    Но иногда вселенская тоска
    К нему приходит, душу его гложет,
    Как будто чей-то зов издалека,
    Но чей, он до сих пор понять не может.
    
    Природа ещё помнит Красоту
    И бережно хранит её дыханье, —
    И в белом, опьяняющем цвету,
    И в золотом осеннем увяданье,
    И в каждом распустившемся цветке,
    И в радужно-сверкающей росинке,
    И в блеске волн, бегущих по реке,
    В громадах льдов
     и в маленькой снежинке…
    Ласкают землю звёздные лучи
    И зажигают алые рассветы.
    И солнце, улыбаясь, с высоты
    Передаёт от Красоты приветы…
    
    Но можно ль Красоту опять вернуть,
    Чтоб, наконец, её узнали люди,
    Или охотник вновь какой-нибудь
    Её без сожаления погубит?..
    
    …Жила-была когда-то Красота.
    И свет её в веках не угасает.
    Любовь и верность, вера, доброта, —
    В них красота,
     что грешный мир спасает.
    
    
    
    Зажигая свечу
    
    Радуюсь рассветному лучу,
    Каждому цветку и каждой птахе.
    Зажигая вечером свечу,
    Я молюсь, чтобы исчезли страхи,
    Чтоб исчезли ненависть и злость,
    А любовь сошла с небес в награду.
    Чтобы в знойный день
     пролился дождь,
    Принеся желанную прохладу.
    Чтобы лютый холод не сгубил
    Человека, птицу или зверя,
    Чтобы каждый жил, творил, любил
    Искренне, светло, в святое веря.
    Я молюсь, чтоб наступивший день
    Нёс в себе не смерть, а продолженье,
    Чтобы не умолкла птичья трель,
    Не иссяк источник вдохновения.
    Я молюсь, чтоб чаще детский смех
    Разливался звонкими ручьями,
    Чтобы счастье окрыляло всех,
    Радость и печаль делить с друзьями...
    
    Я молюсь о Свете и Добре,
    О дороге к вечности, свободе,
    Мирной, удивительной заре,
    Сильном, героическом народе.
    О России будущей молюсь,
    Чтобы, пережив все потрясенья,
    Выстояла и окрепла Русь,
    И была достойной восхищенья.
    
    
    
    Головешка
    
    После пожара осталось одно пепелище…
    Странный старик…
     Разгребает золу, что-то ищет.
    Третью неделю с утра и до сумерек ходит,
    Молча копается и ничего не находит.
    Этот упрямый старик все глаза промозолил.
    А на него и смотреть невозможно без боли:
    Тощий и грязный. Прозвали его Головешкой.
    Не обращает вниманья на злые насмешки.
    Только однажды исчез он. И все позабыли
    Странного старца без имени и без фамилии…
    
    После, спустя лет пятнадцать,
     а, может быть, двадцать,
    Был я в Андреевке. Там посетил новый храм.
    Хоть и привык ничему уже не удивляться,
    Но поразился тому, что услышал я там.
    Лет, этак, двадцать назад
     в той глухой деревушке
    Вдруг появился старик. Он себя не назвал.
    И передал он попу, так сказать,
     «побрякушки»,
    Храм в той деревне построить ему наказал.
    Дед, говорят, не простой был —
     дворянского роду,
    Но на пожаре сгорели и дом, и семья.
    И захотел для народа и Богу в угоду
    Храм возвести, чтобы золотом весь воссиял.
    "Только, — просил он попа, –
     не скупись и не мешкай.
    Храм этот виделся мне
     ещё в детстве, во сне…"
    "Кто ты?" — спросил его поп.
     " Да зови Головешкой.
    И помолись в этом храме потом за меня…"
    
    
    
    Колокола России
    
    Пускай звучат колокола России,
    И звон прольётся чистою рекой,
    Чтоб светлые молитвы возносили
    Во славу Богу, озарив мечтой.
    
    Мольбы пусть не летят
     под своды храма,
    Пронзая и терзая Божью твердь.
    Мы все — потомки Евы и Адама,
    Познавшие
     рождение и смерть…
    
    Но нам Господь доверил не паденье,
    А снисхожденье с благостных небес,
    Вдохнув в людские души вдохновенье
    И к творчеству, познанью интерес…
    
    Он видит в нас детей своих любимых,
    Помощников в делах и сотворцов,
    Слагающих торжественные гимны,
    И полных сил, энергии борцов.
    
    Он рад увидеть в нас живое пламя,
    Что согревает землю, небеса.
    А не рабов смиренных
     в пошлой драме,
    Вцепившихся за обод колеса,
    Что катится и катится сквозь вечность,
    Меняются лишь роли и сюжет…
    Но человек, принявший неизбежность,
    Не погасивший свой небесный свет,
    Идёт по жизни гордо, непреклонно,
    Легко преобразуя всё вокруг.
    Он служит Богу не числом поклонов,
    А творчеством души, работой рук…
    Он строит храмы и слагает песни,
    Растит хлеба и детям жизнь даёт.
    Все дни его наполнены, чудесны,
    Как беспрерывный, радостный полёт.
    
    И радость льётся колокольным звоном,
    Пространство наполняя чистотой,
    О вечном возвещая и огромном,
    Созвучном с самой светлою мечтой!
    
    
    
     Я молитву творю
    
    Я молитву творю
     не из горестных слов,
    А из чувств, озарённых мечтою,
    Из горящих в душе моей
     ярких костров,
    Что ведут разговор со звездою.
    
    Я молитву творю
     из пространства любви,
    Что наполнено солнечным светом,
    И рождается утром на крыльях зари
    В моём сердце, надеждой согретом.
    
    Я молитву творю,
     с ней живу и дышу,
    Словно песню души, гимн рассвету.
    И в молитве своей ни о чём не прошу,
    Прикасаясь к небесному свету…
    
    
    
     ***
    
     Я хочу, чтобы счастье
     Росло по обычным дорогам,
     Чтоб его собирали
     Как будто букеты цветов.
     И хочу, чтобы было
     Повсюду его очень много,
     Чтоб на этой Земле
     Не остался несчастным никто,
     Ведь счастливые люди
     Не знают ни сплетен, ни злобы,
     Их не мучает зависть
     И чёрная мысль не гнетёт.
     Будьте счастливы люди!
     О, как бы хотелось мне чтобы
     Расцвело всюду счастье,
     Как сад мой весенний цветёт.
    
    
    
    Русалочка
    
    Не по взмаху волшебной палочки
    Всё сбывалось, как ты желал.
    Просто рядом была Русалочка,
    Только ты её не узнал.
    
    За тобою незримо следуя,
    Заслоняла тебя от бед.
    Улыбалась, того не ведая,
    Что не быть ей с тобой навек.
    
    Русалочка — это море шумит.
    Русалочка — это сердце щемит.
    Русалочка…На земле нет любви светлей.
    Любимые, берегите своих русалочек,
    Не теряйте своих русалочек
    В лабиринтах безумных дней.
    
    И когда со слезой непрошеной
    Вдруг узнала, что ты — с другой,
    Не упала травинкой скошенной,
    Стала радугой над рекой.
    
    Навсегда покидая судьбу твою,
    Так хотела она успеть
    Подарить тебе песню грустную,
    Красоту твою в них воспеть.
    
    Русалочка — это море шумит.
    Русалочка — это сердце щемит.
    Русалочка…На земле нет любви светлей.
    Любимые, берегите своих русалочек,
    Не теряйте своих русалочек
    В лабиринтах безумных дней.
    
    
    Не по взмаху волшебной палочки
    Всё сбывалось, как ты желал,
    Просто рядом была Русалочка,
    Жаль, что ты её не узнал.
    
    Берегла тебя от усталости,
    Долго твой озаряя путь,
    Потерял ты свою Русалочку.
    И её уже не вернуть…
    
    Русалочка — это море шумит.
    Русалочка — это сердце щемит.
    Русалочка …На земле нет любви светлей.
    Любимые, берегите своих русалочек,
    Не теряйте своих русалочек
    В лабиринтах безумных дней.
    
    
    
     Вечное притяжение
    
    Все звёзды обнимаются лучами,
    Как будто в небе хоровод друзей,
    Объединённых общими мечтами
    И светом замечательных идей.
    
    Горят они и согревают Землю
    И все планеты светом неземным,
    И отзываясь соловьиной трелью
    И чем-то очень близким и родным.
    Так наши души
     в вечном притяжении
    Стремятся
     сквозь пространства и века.
    Любви и дружбы яркое свечение
    Хранит в себе вселенская река.
    
    
    
    Давайте, будем бережней
     друг к другу
    
    Давайте, будем бережней друг к другу:
    Не говорить жестокие слова,
    Не требовать расплаты за услугу
    И не плести интриги-кружева.
    Давайте обходиться без подвохов,
    На чьих-то нежных чувствах не играть.
    Не нужно превращаться в скоморохов,
    Травой стелиться пред врагами, лгать…
    Давайте, будем честными друг к другу,
    И не пускать для «блага» пыль в глаза,
    Не делать из товарища прислугу,
    Почаще нажимать на тормоза…
    Давайте же ценить чужое время,
    Не заставлять людей напрасно ждать.
    И уважать ошибочные мнения
    И никогда других не осуждать.
    И в утвержденьях будьте осторожны.
    Не нужно вешать сразу ярлыки.
    Обидеть человека так несложно,
    На то они и злые языки…
    Но сколько же страданий и несчастий
    Приносим самым близким, дорогим.
    Сквозь зубы цедим равнодушно:
     «Здрасьте».
    И сеем зло с намереньем благим…
    Давайте станем чуточку добрее,
    Чуть проще, чище, бережней к другим.
    И станет всё прекрасней и светлее.
    Мы новый мир любовью создадим.
    
    
    
     В моём королевстве
    
    В моём королевстве не знают ни лжи,
     ни измены.
    В нём люди живут, наполняя
     сердца чистотой.
    В нём чувства светлы, а творения все -
     совершенны.
    Там каждый — пророк и учитель,
     и каждый — святой.
    
    Но если гостей принимаем
     в своём королевстве,
    Их встретят сиянием
     наши дома и дворцы.
    И радость войдёт в них открыто,
     свободно, как в детстве.
    И в каждой душе запоют,
     зазвенят бубенцы.
    Когда же с коварною мыслью
     иль с плодом раздора
    Незваные гости приедут исполнить
     свой план,
    Они не услышат в свой адрес
     ни слова укора,
    Не будут они обескровлены
     множеством ран.
    Но каждый уйдёт,
     озарённый любовью и светом,
    В душе унося негасимый огонь перемен.
    В моём королевстве лишь рабство стоит
     под запретом.
    Мы тюрем не строим, не знаем
     понятия «плен».
    В моём королевстве свобода
     превыше законов.
    Мы крылья растим и друзьям
     не позволим упасть.
    Корон мы не носим, в дворцах
     не отыщете тронов,
    Но наша свобода сильнее,
     чем крепкая власть.
    
    
    
     Солнечность
    
    Я полюбила жёлтые цветы
    За то, что дарит их всегда Серёга.
    В них солнечность,
     открытость доброты
    И вечность, под названием "дорога".
    
    В них жизненная сила и любовь -
    Открытая,
     без пятен и оттенков,
    Из песен, откровений и костров,
    И множества
     счастливейших моментов…
    
     Я полюбила
     жёлтые цветы.
    У них с Серёгой общие черты.
    
    
    
    Над Россией лебеди летят
    
    Над Россией лебеди летят,
    Белизной сверкая оперенья.
    А вокруг, куда не бросишь взгляд,
    Чувствую природы обновленье:
    
    Вдруг с порывом ветра прилетел
    Терпкий запах спелого арбуза.
    Взял Амур сердечко на прицел
    Незабвенным голосом Карузо.
    
    Месяц ночью лёгкой зеленцой
    Опушил блудниц нагие ветки.
    Кто-то написал в подъезде: «Цой» –
    Как давно в пещерах наши предки.
    
    Классиков неровные кресты
    Улеглись на серый холст асфальта,
    Распустились рядышком цветы,
    Экзотические, словно остров Мальта.
    
    На скамейках бабушки сидят,
    Новое правительство ругая.
    Над Россией лебеди летят, -
    Белых птиц божественная стая.
    
    
    
    
    Три кита
    
    Земля стоит на трёх китах. –
    Как истина проста.
    Ни деньги держат мир, ни страх,
    А серых три кита.
    
    Когда прорезал океан
    Сигнал тревожный «СОС»,
    Решали люди разных стран
    Единственный вопрос:
    
    «Спасти!». И плыли корабли
    На помощь трём китам.
    Судьба, казалось, всей Земли
    Испытывалась там…
    
    Сейчас в мой дом пришла беда
    Бездонной глубины,
    Когда в обломки города
    За миг обращены…
    
    И по велению души
    Как множество лучей
    К нам помощь братская спешит
    Спасателей, врачей…
    
    И верю я, что никогда
    Забвенье не придёт,
    Что есть лишь ОБЩАЯ беда,
    Вражды растает лёд.
    
    И только этих три кита
    Удержат мирозданье:
    Людская чуткость, доброта
    И подвиг состраданья.
    
    
    
    За высокое звание Женщины
    
    За высокое звание Женщины
    Я готова идти на костёр.
    В этом звании с кровью замешаны
    Имена трёх пресветлых сестёр.
    
    Не с горячим стремленьем быть первою,
    Самой званою гостьей в Аду,
    Но с Любовью, Надеждой и Верою
    По судьбе своей трудной пройду.
    
    С болью в сердце я вижу, как корчится
    Обнажённое тело Любви.
    Продают его все, кому хочется,
    Потерявшие души свои.
    
    Все святое, что связано с Верою,
    Утопила забвенья река.
    И какой обозначится эрою
    Эта пропасть, пронзая века?
    
    Лишь Надежда немеркнущей искрою
    Все зовёт к пробужденью людей.
    Если в битве со тьмою не выстою,
    Мир осудит глазами детей.
    
    За высокое звание Женщины
    Мне не страшно погибнуть в огне.
    Есть понятия Истины вечные.
    Долг священный — вернуть их стране.
    
    
    
     Кто ближний мой…
    
    Кто ближний мой? — Мои учителя,
    Которые «ведут» меня по жизни,
    Мои ученики, что у руля.
    Им будущее вверено отчизны;
    
    Мои друзья, с которыми легко,
    И недруги, что не дадут в трясине
    Погрязнуть, и опустят с облаков…
    И долгое безмолвие в пустыне…
    
    Степной простор и дерево в лесу,
    Хранящие законы мирозданья,
    И птицы, что способны на лету
    Творить. — В том их высокое призванье.
    
    Кто ближний мой? —
     Огонь, вода, земля,
    И ветерок, играющий с волнами…
    Весёлое жужжание шмеля,
    И поле с удивлёнными цветами.
    
    Кто ближний мой? — чарующих
     семь нот,
    И радуга, и солнце… Все светила…
    И мой единственный,
     чужой, далекий тот,
    Кого я больше жизни полюбила…
    
    
    
     Урок продолжается
    
     Пусть мне школа лишь только снится,
     Не закончился мой урок.
     Я по-прежнему, ученица.
     Мой учитель и мудр, и строг.
     Но предметы сейчас сложнее…
     Хоть осваивать их не лень,
     Не всегда результат сложения
     Отличается от нулей.
     Сердцем пишется утвержденье,
     Что Ньютон был и прав и нет,
     Ведь сильнейшее притяженье -
     Притяженье родимых мест.
     Отвергаются все константы
     Под напором Событий, дней.
     Жизнь диктует свои диктанты,
     Всех написанных мной трудней.
     Только истинна теорема,
     Подтверждённая жизнью всей:
     Вечный двигатель — это время,
     И летит оно всё быстрей.
    
    
    
     Ты нужен мне
    
    Ты нужен мне, как солнце или воздух,
    То, без чего и дня не обойтись.
    Коль я слепой, ты — мой дорожный посох.
    Ты — крылья, поднимающие ввысь.
    Ты нужен мне. И каждое мгновенье
    Пронизано тобой, как светом дня.
    Прости мне боль души моей, сомненья,
    Но никогда не оставляй меня…
    
    
    
     Деревья
    
    Деревья совсем как люди,
    Застывшие от потрясенья.
    Они никого не судят,
    Взирая на преступленья.
    Пронзая ветвями небо,
    Они устремились к Богу,
    Молясь о насущном хлебе,
    Укрыв под корой тревогу
    И боль.
     И в безмолвном крике
    Несут они свет надежды.
    И ради тех душ высоких
    Господь открывает вежды.
    
    
    
     ***
    
    Благодарю тебя, судьба,
    За то, что ты ко мне сурова,
    За то, что, добывая слово,
    Душа трудилась, как раба…
    Благодарю тебя, судьба,
    Хоть ты меня не пощадила…
    Я поняла, что жизнь — борьба,
    А в человеке скрыта сила,
    Что может мёртвых воскрешать
    И зажигать на небе звёзды,
    Полёты дерзкие свершать,
    И укрощать любые грозы …
    Благодарю тебя за то,
    Что я узнала счастья цену,
    С волненьем выходя на сцену…
    За море пламенных цветов…
    Спасибо за сынов и дочек.
    Я вижу в них грядущий свет,
    Что, прорываясь между строчек,
    Мне дарит радости букет…
    
    
    
    Талант
    
    Талант зарыли. Он лежал в земле
    И рассуждал о жизни и о смерти.
    От мрачных дум не стало веселей.
    Ведь для кого-то, думал,
     солнце светит,
    Летают пчёлки, иволга поёт,
    Растёт трава, цветы благоухают.
    А он лежит в земле который год,
    И силы его с каждым часом тают…
    Смотрел с тоской на ниточки корней,
    Как дождевые черви копошатся,
    И понимал, — ещё немного дней,
    И можно с жизнью
     навсегда прощаться…
    Зачем тогда в него вдохнули жизнь
    И наградили участью таланта?
    Не для того же, чтоб бездарно сгнить
    Иль прозябать как крот или тарантул.
    И вдруг вздохнул всей грудью
     в первый раз,
    Собрав все силы
     в этом смелом вдохе.
    Он понимал, что если не сейчас,
    То никогда. И вспоминал о Боге.
    И в тот же миг земля отозвалась,
    Дав трещину. Через неё свободно
    Талант покинул
     темень, сырость, грязь,
    Где был в существовании
     бесплодном…
    И засиял так ярко, как звезда.
    И заиграли краски, чувства, звуки.
    
    …Талантом он останется всегда,
    Пройдя сквозь все страдания и муки.
    
    
    
     Цветы
    
    Гвоздики, розы, хризантемы
    Тянули шеи из букета.
    И вопрошали: "Где мы? Где мы?
    Ужели в комнате поэта?"
    Они росли в оранжерее
    И наливались красотой,
    Чтоб на каком-то юбилее
    Отдать любовь души земной.
    Цветы так радостно глядели
    По всем известным сторонам
    И шумно, весело галдели,
    Что так несвойственно цветам.
    Они так бурно обсуждали
    Какой прекрасный вечер был,
    Что все его так долго ждали,
    Что каждый для себя открыл,
    Как это важно быть полезным,
    Дарить всем радость, красоту,
    И ароматом лёгким, нежным
    Заполнить всюду пустоту.
    И вспоминали настроенье
    Всех покупавших их людей,
    Их благодарность и волнение,
    И слов сверкающий ручей.
    Но день за днём спешил смениться,
    И гасла радость на цветах.
    И жизнь, казалось, чуть теплится
    В их опечаленных глазах.
    Но с каждым часом увядая,
    Они спешили отдавать,
    Любовь и нежность, излучая
    Последних красок благодать…
    
    
    
    
     Вулкан
    
    
    Живу на вулкане
     и чувствую зыбкость момента.
    Покой — это роскошь,
     которую мне не понять.
    Предвидеть, что будет, нельзя
     даже в доле процента,
    Как будто поставлена свыше
     проклятья печать.
    
    Всегда в напряженье,
     чтоб струны души не молчали,
    И в каждом движенье
     рождался божественный звук.
    Порой так всё хочется бросить,
     начать всё сначала.
    Но как разорвать я не знаю
     мой замкнутый круг.
    
    Живу на вулкане,
     что может мгновенно взорваться,
    И всё, что имею,
     исчезнет, как будто туман.
    Бывает так страшно,
     но коль до конца разобраться,
    То стать человеком
     помог мне, конечно,
     вулкан…
    
    
    
     Выбор
    
    Мне до пропасти только шаг,
    А до вечности лишь мгновение.
    И в душе моей — вечный мрак
    И прекрасные озарения.
    Я и гений, и белый маг,
    И ничтожество, и преступница,
    Верный друг и жестокий враг,
    Белокрылая лебедь и курица…
    
    Так уж вышло.
     Одним я — мать.
    Для других — просто неудачница.
    Я могу средь миров летать,
    Но порой мне так горько плачется…
    
    Я — небесного света дочь
    И земного греха невольница.
    В моей жизни то день, то ночь,
    Лишь мой ангел всё время молится.
    
    И с молитвой святой его
    В мире, где потерялись ценности,
    Я живу, зная, что всего
    Шаг от пропасти,
     миг до вечности.
    
    
    
    Человек не должен быть рабом
    
    Человек не должен быть рабом.
    Человек быть должен человеком.
    Устрашенье праведным судом –
    Брошенный костыль больным, калекам.
    
    Страх — опора только для раба.
    Далеко уйти с ним невозможно.
    Говорить: «Несчастная судьба»,
    И грешить открыто и безбожно…
    
    Превратив себя в клубок страстей,
    Тот, кто назывался человеком,
    Перевесит тысячу чертей,
    Становясь страшнее с каждым веком.
    
    Рабство — быть прикованным к войне
    И к системе подлости, разврата,
    Даже оказавшись на Луне,
    Проживать заботами Пилата…
    
    Весь багаж — бессмертная душа,
    То, что мы уносим в бесконечность.
    За душой раба нет ни гроша
    Тех богатств, что открывают вечность.
    
    Покидая Землю, в отчий дом
    Души возвращаются живые.
    Тот, кто был безропотным рабом,
    Не найдет владения святые.
    
    Труден к просветлению подъём.
    Чтоб назваться сплавом, а не слепком,
    Человек не должен быть рабом.
    Человек быть должен человеком!
    
    
    
    А.С. Пушкину
    
    
    Его мятущаяся лира
    Не знала праздности и сна.
    Из бриллиантов и сапфиров
    Творила замок с ним она.
    
    И был их труд так вдохновенен,
    Исполнен творческой любви,
    Что до сих пор он современен.
    И как его не назови,
    
    Он — гений. С легкостью полёта
    Паривший среди бездны слов,
    С душою нежной Дон–Кихота
    И чтивший твердь земных основ.
    
    Познавший чувств земных стихии,
    Поднявшись ввысь и канув вниз, —
    Вершины страсти, эйфории
    И мимолетность, блажь, каприз…
    
    Он жил как все. Гордился дедом,
    И не был падшим иль святым.
    Он просто жил. И строки следом
    Тянулись шлейфом золотым.
    
    И не подвластные старенью,
    С годами делаясь светлей,
    От поколенья к поколенью
    Те строки льются, как ручей,
    
    Звеня пронзительно и нежно,
    То затихая, то бурля,
    То высоко и белоснежно,
    То просто, как сама земля.
    
    И славно то, что не забыты
    Они в расщелинах времён.
    Иные будут петь пииты,
    Но путь их лирой озарён
    
    Поэта, гения, пророка,
    Души, мятущейся в тоске.
    Кто пил поэзию истока,
    Найдёт свою волну в реке.
    
    
    
     Маэстро
    
    Из нот, одиночества, клавиш
    Сплелась музыканта судьба.
    Но знаю, маэстро, лукавишь,
    Что видишь в себе лишь раба.
    Твои непокорные руки
    Взлетают как птицы легко.
    И льются симфонией звуки,
    Паря над землёй высоко.
    Хоть быт неустроен и скупо
    Оплачен сегодня твой труд,
    Сражаться за правду так глупо,
    Когда только камни не лгут.
    Маэстро, умножим терпенье.
    Я верю, что солнце взойдёт.
    С тобою твой бог — вдохновение
    И музыки гордый полёт.
    
    
    
     Трава
    
    Восхищаюсь стойкостью травы,
    Что асфальт и камни раздвигая,
    Рвётся к солнцу, не склонив главы,
    С каждою минутой прорастая.
    
    Безгранична нежность летних трав,
    Что ковром ложатся под ногами.
    Сколько раз и я, в траву упав,
    Слившись телом с чуткими цветами,
    Силы обретала и покой.
    А трава помятая вставала,
    Потому что сильной быть такой, —
    Мужества и воли к жизни — мало.
    
    Нужно от любых невзгод уметь
    Как пружина, гордо распрямиться,
    Радостно на мир вокруг смотреть
    И всё время к свету,
     ввысь стремиться!
    
    
    
     ***
    
    Цветы на подоконнике
    Цветут, как ошалелые!
    Раскрыли свои зонтики,
    Как будто глазки белые.
    И смотрят, не насмотрятся
    На все четыре стороны.
    Они как будто просятся
    В миры, что не зашторены…
    
    
    
     Песня трав
    
    Мы — травы, весенние травы.
    Стремимся к целебному свету.
    Не ради богатства и славы
    Собой защищаем планету.
    
    Мы — гордые дети природы
    И боремся, тьму раздвигая,
    За миг долгожданной свободы,
    Бесстрашно и смерть презирая.
    
    Нас топчут и рвут беспощадно,
    Безжалостно режут нам корни.
    Но жизнь любим страстно и жадно
    И тянемся ввысь непокорно.
    
    
    
     ***
    
    Весна спешит в мои объятья
    Потоком солнечных лучей.
    И запестрели всюду платья.
    И стало радостней, светлей.
    
    Цветы, распахнутые настежь,
    Зовут отведать их нектар.
    Они цветут в природной вазе,
    Как будто радостный пожар.
    
    И в этом пламени хмелея,
    Отдавшись радостной волне,
    Как будто утренняя фея,
    Кружусь в сверкающей росе…
    
    
    
     Степь
    
     О, степь моя, заветный островок!
     От шума городского и бетона
     Укрой меня, отрадный уголок,
     В своей траве, как в лепестках бутона.
    
     Дозволь уткнуться в грудь твою лицом.
     Пусть горечь от души моей отхлынет.
     Утешь меня иль сладким чабрецом
     Иль запахом дурманящим полыни.
    
     Одень, прошу, весенний свой наряд,
     Расшитый диким маком до предгорья,
     Пусть пламенем бездымным возгорят
     Просторы малахитового моря…
    
     Люблю, когда сияют бугорки
     Под летним солнцем золотом овсюга.
     И кажется, что это огоньки
     Волшебные рассыпались повсюду…
    
     Но и когда, укутавшись в туман,
     Ты выцветшее платье одеваешь,
     И рвёт его неистовый буран, -
     Ты и тогда прекрасною бываешь.
    
     И неизменно свой ревнивый взор,
     Сокрытый, как папахой, облаками,
     Бросают на тебя глазницы гор,
     Вершинами сверкая, как белками.
    
     И часто можно видеть, как кружит
     По небу точка — признак гордой птицы.
     То беркут неустанно сторожит
     Твои неколебимые границы.
    
     О, милая, задумчивая степь!
     Напрасно говорят, что ты безмолвна.
     Я слышала, как ты умеешь петь,
     Весенними ветрами ширь наполнив.
    
     И каждый твой курган в себе хранит
     Доныне неизведанную тайну.
     Какой-то удивительный магнит
     Меня к тебе необъяснимо тянет…
    
    
    
     Тюльпаны
    
    
    Когда расцветают тюльпаны в горах,
    То горы становятся алыми,
    Такими, как в дивных,
     далёких мирах,
    Где только во снах и бывали мы.
    
    И хочется каждый цветок целовать
    За нежность его ненаглядную,
    За то, что умеет гореть и сиять,
    И за красоту первозданную.
    
    Тюльпаны в горах — это песня весны
    О солнце, любви и о вечности.
    Средь грома орудий
     и горя войны
    Взывают они к человечности.
    
    
    
     ***
    
    Падали звёзды, одна за одной…
     очень часто…
    Будто бы с неба их кто-то нарочно сбивал.
    Снова и снова спешила загадывать счастье,
    Словно боясь, чтоб никто его не отобрал.
    
    Звёздное счастье… когда трепетало всё тело
    От поцелуя, от прикосновенья руки…
    Если б была я звездой, то давно бы сгорела
    В пламени чувств, что прекрасны
     и так высоки.
    
    Я не звезда. Я сегодня земная богиня.
    Ты изваял меня нежным касанием рук.
    Прошлого нет, потому что навеки отныне
    Ты — мой единственный, милый
     и преданный друг.
    
    Ты — мой творец, что сорвал с меня
     маски величья,
    Всю уничтожил, и заново, лучшей слепил.
    Так появилась слезами омытая притча
    О сотворении первых небесных светил.
    
    Ты меня создал, как Бог, вдохновенно играя,
    Из ничего, из прекрасной и светлой мечты…
    Быть не смогу уже той, что была
     лишь вчера я,
    Зная блаженство и рай неземной высоты.
    
    
    
     ***
    
    Мне никто не дарил облака
    В невозможных разливах заката.
    И не ведала я, что река
    Может петь о любви виновато.
    
    Что в изящных изгибах мостов
    И бегущих огнях электрички
    Слышен гордый, понятный без слов,
    Голос Родины хрипло-привычный.
    
    Что под сводами хмурых лесов
    Затаились в траве самоцветы,
    Там живое живёт без часов,
    Создавая движеньем приметы.
    
    Я не знала, что запах полей
    Удивительно терпкий, щемящий,
    И что звёзды бывают светлей,
    В тишине отражаясь звенящей…
    
    Я не знала… Но ты мне открыл
    Этот мир — неизвестный, прекрасный.
    Ты однажды меня научил
    Быть к рожденью
    Вселенных причастной.
    
    
    
    
     ***
    
    Как трепещет листва на ветру
    И сверкает брильянтово-звёздно,
    И торжественно, и несерьёзно
    На весёлом весеннем балу…
    
    
    
     Май
    
    Соловьи целуются в полёте,
    Устремляясь в радостную высь.
    Дождевые черви в танце плоти
    Парами влюблёнными сплелись.
    
    И уже не квакают лягушки,
    А даёт концерт болотный хор.
    И призывным голосом кукушки,
    Приглашает вглубь сосновый бор,
    
    Где желтеют гроздья первоцвета,
    Важно подбоченились сморчки
    Где жужжат шмели в преддверье лета,
    Дружно тянут сети паучки.
    
    И гудит, проснувшись, муравейник.
    И бредёшь куда-то наугад,
    Словно новоявленный отшельник,
    С жадностью вдыхая аромат
    
    Ландышей, черёмухи, сирени,
    Хвои можжевельника, сосны.
    И поют лесные менестрели
    Гимны в честь волшебницы-весны.
    
    
    
     ***
    
    Журавли прилетели домой.
    Значит, снова весна в моём крае.
    И на крыльях курлычащей стаи
    Возвращается солнце с весной.
    
    
    
     Охотнику
    
    
     Как жаль,
     что ты не видел тот закат.
     Он был как взрыв,
     и дьявольски
     прекрасным, -
     На небе сине-чёрном облака
     Окрасились огнём кроваво-красным.
    
     Как будто два распластанных крыла
     Смертельно кем-то раненой
     Жар-птицы
     Неведомая сила вознесла
     На небо,
     чтобы замер взор убийцы.
    
     И перья разметались на ветру.
     И в каждом солнце заревом горело.
     Ты думал,
     ранил птицу на лету,
     А может,
     то душа моя
     летела…
    
    
     Безумцы
    
    - Безумцы! Зачем вам летать?
    Ведь можно однажды разбиться!
    - Летать — это значит дышать.
    Нам небо бездонное снится.
    - Но ваша зарплата мала.
    Хватает прикрыть только плеши.
    Но есть и другие дела,
    Где риска, пожалуй, поменьше.
    Там будете столько иметь,
    Что хватит на пра-пра-потомков.
    И будете в небо смотреть,
    Обнявшись со славою громкой…
    - Мы знаем, что можем упасть,
    Сломаться и насмерть разбиться.
    Но с радостным чувством летать
    Ничто на земле не сравнится.
    
    
    
     Крылом в крыло
    
    Как могут птицы чувствовать друг друга,
    Не сталкиваться, не терять свой курс,
    Не падать вниз от слабости, испуга,
    И не терять полёта острый вкус!
    Когда за птичьей стаей наблюдаю,
    Мне хочется за ними улететь,
    Чтоб научиться жить, не уставая,
    Крылом в крыло, чтоб многое успеть,
    Чтоб чувствовать друг друга,
     словно птицы,
    И как в полёте слаженном творить,
    И чтоб никто не смог упасть, разбиться,
    И с лёгкостью Богов любовь дарить!
    
    
    
    Константиново
    
    Украл, увёз от всех друзей
    На родину Есенина.
    В краю разбитых фонарей,
    Где жизнь течёт размеренно,
    Где речка, сад и старый дом,
    Да старики «с чудинкою»,
    Как в измерении другом,
    Что значится «глубинкою»,
    Промчалось время, словно миг,
    Нелепо, странно, сказочно…
    Нам долго вслед глядел старик
    Тоскливо и загадочно.
    
    Что думал он? — Встречать рассвет
    Приехали из города? -
    Конечно, блажь… Он стар и сед,
    Всё чаще пьёт без повода.
    
    Но почему-то лишь сейчас
    Вдруг ощутил беспомощность.
    Рассвет ли старого потряс,
    Иль вспомнил свою молодость…
    
    Он отдалялся всё быстрей,
    Став чуть заметной точкою,
    Оставшись в памяти моей
    Неповторимой строчкою,
    Где речка, поле, старый дом
    В деревне Константиново,
    Над лесом сказочным костром
    Рассвет горел малиново…
    
    
    
     ***
    
    Повторяй мне нежные слова
    Вновь и вновь. Я это заслужила.
    Пусть любовь мне голову вскружила,
    Но она одна всегда права.
    
    Повторяй, пусть все они избиты,
    И звучали сотни тысяч лет,
    Но, срываясь, как метеориты,
    Оставляют в сердце яркий свет.
    
    Повторяй как клятву, как молитву,
    Сотвори меня из светлых слов
    Как свою богиню Афродиту
    Из далёких сказочных миров.
    
    Повторяй! Я стану самой лучшей,
    Вдруг поверив всем твоим словам.
    Пусть не покорится зимней стуже
    Счастье, вновь дарованное нам!
    
    
    
     ***
    
    Дорога, ведущая в небо…
    Огромное солнце вдали…
    Поля золотистого хлеба…
    Цветы у дороги в пыли…
    Хрустально звенящее лето,
    Что нам подарило мечту…
    Там, за руки взявшись, на небо
    Мы шли постигать высоту.
    
    
    
     Качели
    
    Над городом сонным летели качели.
    А в воздухе пахло грозой.
    Но двое влюблённых смеялись и пели.
    А месяц вздыхал молодой,
    С «высот» наблюдая, как губы смыкались
    Под всполохи ярких зарниц,
    Как небо с землей неустанно менялись
    В полёте, достойном лишь птиц.
    И месяц грустил, потому что прикован
    Он был до рассветной зари…
    И вдруг полетел! — Да и что здесь такого!
    Раскачивать стал фонари,
    И звёзды с ним вместе на небе качались.
    Вы видели радостных звёзд?
    И вместе с влюблёнными тоже смеялись,
    Как малые дети, до слёз.
    
    
    
     Счастья потоки
    
    Сквозь метель, и снега, и огни
    Мы летим в бесконечность и вечность.
    Мы на всём белом свете одни.
    И сияет нам звёздная нежность.
    И горит поцелуй на губах,
    И пылают предательски щёки.
    Как легко в твоих сильных руках
    Зарождаются счастья потоки!
    
    
    
     Первый снег
    
     Первый снег, не тронутый следами,
     Этот чистый, нежный первый снег…
     Он не тает, делаясь с годами
     Всё белее, чище и прочней.
    
     Солнца луч его весной согреет,
     Грязь дорог ничуть не очернит.
     Даже злое карканье не смеет
     Души ядом сплетен очерствить,
    
     Если в них остался этот первый,
     Робкий снег и чувств, и первых встреч…
     Я живу надеждою и верой,
     Что удастся нам его сберечь.
    
    
    
     ***
    
    Я не могу тебе сказать: «Прощай».
    И буду ждать с надеждой новой встречи.
    Нет, ничего, мой друг, не обещай.
    Нелепы и бессмысленны все речи…
    
    Когда звучат сердца, не нужно слов.
    О, совершенство светлого мгновенья,
    Соединенья чувственных миров
    От лёгкого, как пух, прикосновенья!
    
    И тысячи разбуженных зарниц
    На острие сияющего взора
    Взметнутся из-под дрогнувших ресниц:
    «Как жаль, что мы увидимся не скоро…»
    
    
    
    Прекрасный цветок
    
    Из разных городов лучами света
    Потянутся мелодии любви.
    Оттает сердцем грустная планета
    И расцветет из грязи, из земли
    Цветок волшебный, сотканный из счастья,
    Из самых светлых, радостных минут.
    Он будет всё заметней распускаться.
    И лепестки, как реки потекут
    Энергией любви по всем вселенным,
    Согреют звёзды водопадом чувств.
    Мир станет добрым, чистым, совершенным.
    Исчезнут навсегда печаль и грусть.
    Цветок любви рождается сегодня.
    Мы — лучики священного огня.
    Живое сердце на моих ладонях
    Прими, цветок, в подарок от меня.
    Пускай тепло любви моей согреет
    Мильярды нераскрытых лепестков.
    И, может быть, распустится скорее
    Прекраснейший из всех земных цветов!
    
    
    
     ***
    
    Я пришла из далёкой и светлой мечты,
    Потому что ты звал меня в песне.
    Мир прекрасной любви, доброты, красоты
    Создавать будем радостно вместе.
    Так встречай меня! Сердце своё распахни!
    Заключи поскорее в объятья!
    И в душе своей ты навсегда сохрани
    Этот миг бесконечного счастья!
    
    
    
    Зажги звезду
    
    Не говори мне возвышенных слов,
    Просто зажги звезду.
    Я среди дальних пространств и миров
    Сразу её найду.
    
    Будет она, как дыхание роз,
    Нежною, как заря.
    Сердцем ответишь на вечный вопрос,
    Что прожил жизнь не зря.
    
    Свет нашей яркой, прекрасной звезды,
    Вечной любви родник,
    Будет сиять, создавая сады,
    Каждый небесный миг.
    
    И расцветая от дивных лучей,
    Станет весь мир светлей.
    И в череде угасающих дней
    Радости не жалей,
    
    Чтобы она, словно пенный прибой
    Скрасила будни лет.
    Самые лучшие встречи с тобой —
    Мой негасимый свет.
    
    И не дари мне пронзительных фраз,
    Лучше зажги звезду –
    В светлой улыбке, сиянии глаз,
    В каждом из дней в году.
    
    
    
    
    В сиянье трепетных свечей
    
    
    В сиянье трепетных свечей
    Вплелись два взгляда.
    Звенит божественный ручей,
    И слов не надо.
    
    Есть ты и я, и город наш
    В оцепененье,
    А остальное — лишь мираж
    И представленье
    
    В театре света и теней,
    Где мёрзнут руки
    От суеты холодных дней
    И от разлуки…
    
    В дыханье трепетных свечей
    Вплелись два взора.
    И нет прекрасней и светлей
    Любви узора.
    
    
    
    
    Я знала счастья краткий миг
    
    Я знала счастья краткий миг.
    Горели свечи, слёз не пряча.
    Звенел в душе моей родник,
    То веселясь, то горько плача.
    Очей бездонный небосвод
    Сиял навстречу мне так нежно.
    И хоровод мирских забот
    В том свете таял неизбежно.
    И как осиновый листок
    Рука в руке вся трепетала.
    И разжигал зарю восток,
    Срывая ночи покрывало.
    И набегающей волной
    Вливалась радость сладким зноем,
    Когда был рядом ты со мной,
    Когда нас в мире было двое…
    
    Я знала счастья краткий миг.
    Сгорала ночь и пели свечи.
    Но как он сказочно велик,
    Тот краткий миг
     счастливой встречи!
    
    
    
     Стихи
    
    Вокруг свечи, горящей на столе,
    Клубился лёгкий дым от благовоний.
    Как в зеркале, дрожали на стекле
    Сведённые в мольбе огня ладони.
    
    Молитва, сотворённая огнём,
    В ночные окна птицей улетала.
    И никому не ведомо — о чём
    Свеча, сгорая, плакала, шептала.
    
    И дым касался пламени свечи
    Так нежно, словно был одушевлённым.
    Казалось, совершается в ночи
    Причастие, знакомое влюблённым…
    
    Соединенье дыма и огня
    В таинственном, священном ритуале
    Уж не было загадкой для меня,
    Как будто мне сейчас приоткрывали
    
    Одну из тайн единства всех стихий
    И силу неземного притяженья…
    
    Вот так души касаются стихи, —
    И вся она трепещет от волненья.
    
    
    
     ***
    
    Мы все пришельцы из других миров,
    Такие разные и все неповторимые.
    Нам не хватает всех известных слов,
    Чтобы понять, какие мы счастливые, –
    
    И собрались на лучшей из планет
    Не для того, чтоб сеять зло и войны,
    А для того, чтоб донести тот свет,
    Которого живущие достойны.
    
    Чтоб воплотить сегодня на Земле
    Всё лучшее — со всех миров по нитке.
    Смотрите же в грядущее смелей,
    Не прячьте свои добрые улыбки.
    
    Не забывайте главного — зачем
    На Землю в это время нас послали,
    Напоминайте каждому и всем,
    Чтоб тоже никогда не забывали.
    
    
    
     Танец с огнём
    
    Бешеный ритм. И, волнуясь,
     заводится тело.
    Танец с огнём…
     Это дерзость? Скорее каприз.
    Пламя касается ног моих, рук то и дело
    То обжигая, то, взвившись, фонтанами искр.
    
    Каждою клеткой я чувствую силу стихии,
    Словно она проникает с дыханьем в меня.
    Руки огня ненасытные, сильные, злые
    Рвутся ко мне, чтоб сильнее и жарче обнять.
    
    Танец с огнём — торжество
     и величие жизни,
    Преодоление слабости, страха в себе.
    Это стремление к свету, свободе, вершине,
    И обретение счастья в прекрасной борьбе.
    
    Танец с огнём — это миг между
     жизнью и смертью,
    Где человек, со стихией сливаясь в одно,
    Сам наполняется плазменной
     силой и твердью,
    И постигает великую мудрость костров.
    
    
    
     ***
    
    Чтобы понять меня, не хватит жизни.
    И много жизней нужно пережить,
    Чтоб разобраться в странном механизме,
    Который Бог в меня решил вложить.
    
    Читать меня как книгу бесполезно, —
    Всё главное сокрыто между строк.
    Я знаю, что когда-нибудь исчезну,
    Как все, как все: когда придет мой срок.
    
    Я помню запах родины далёкой,
    Мелодии и краски, голоса…
    Звезды моей сияющей, высокой,
    Зовущей меня ночью в небеса.
    
    Сквозь жизни я несу её дыханье.
    И свет её во мне, любви моей.
    И у меня есть тайное желание —
    Когда-нибудь опять вернуться к ней.
    
    Понять меня ещё не удавалось
    Ни гениям, ни светочам наук.
    Я много раз на землю возвращалась,
    Чтобы услышать снова сердца стук.
    
    Ведь каждое биение, как вечность,
    Когда оно исполнено любви.
    В нём дальних звёзд космическая нежность,
    И волны всех морей и…соловьи…
    
    В нём жизнь сама. И я смотрю без страха
    Сквозь будущее. Верю — никогда
    Не будет предрекаемого краха,
    Пока горит, горит моя звезда!
    
    
    
     ***
    
    Проникновенье в тайны бытия,
    В недосягаемое, словно совершенство,
    В прекрасный мир, где только ты и я,
    Соединенья «мужества» и «женства»,
    
    Проникновенье в звёздные миры,
    В полёте беспредельном, дерзновенном,
    И выход за пределы той игры,
    Где было все земным,
     обыкновенным…
    
    Прикосновенье к свету Божества
    И таинство великого причастья,
    Восторг любви
     и жизни торжества, —
    Такое ОНО, истинное СЧАСТЬЕ!
    
    
    
     ***
    
    Нельзя отнять у нот звучанье,
    Благоуханье у цветка,
    У звёзд их тихое мерцанье
    И жажду жизни у ростка…
    Есть нечто вечное, что выше
    Желаний наших, знаний, сил,
    Что мысли, чувства наши слышит,
    Во все творения вложив
    Частицы вечности и света.
    Их не отнять и не убить!
    И тот, кто понимает это,
    Способен сам, как Бог, творить.
    
    
    
     Другу
    
    Иногда нужно просто быть рядом,
    Говорить, может быть, ни о чём,
    Согревая заботливым взглядом.
    Легче встретить ненастье вдвоём.
    
    Иногда молчаливое эхо,
    Отозвавшись в душе, как набат,
    Станет первопричиной успеха.
    Верность друга — ценнее наград.
    
    Только друг не позволит, чтоб зависть
    Его сердце пронзила стрелой.
    Друг не бросит в беде, не оставит, —
    Пусть весь мир будет в ссоре с тобой…
    
    Друг обнимет, порой обогреет,
    И подскажет, и больно хлестнёт,
    Если нужно. Он и пожалеет.
    Друг один никогда не соврёт.
    
    И примчится по первому зову
    Вместе радость и боль разделить.
    Не ищите на счастье подкову.
    Дружбу свято умейте хранить.
    
    
    
    
     Эти песни
    
    Эти песни, пропахшие потом
     и дымом костра,
    На другие, рождённые городом,
     не променяю.
    Пусть иссохшие губы грубы,
     как земная кора,
    Что растрескалась в зной.
     Я романтиков благословляю…
    
    На дорогу, на поиски новых
     и верных друзей,
    На последнюю мелочь,
     звенящую скорбно в кармане,
    И на небо, над степью,
     где отблеска нет фонарей,
    Голубую мечту, что всегда
     так безудержно манит…
    
    Город может молчать, город может
     кричать по ночам,
    Потеряться средь множества улиц,
     дворов, тротуаров,
    И построить на площади
     призраков призрачный храм,
    И забыться в объятиях баров
     и шумных базаров.
    
    Но не может он встретить
     зарю из брильянтовых рос,
    Задыхаясь от свежести трав
     и цветов на поляне,
    Потому что он в этой стихии
     не жил и не рос,
    И не знает щемящих до боли
     дорог и прощаний…
    
    И когда, оставляя квартиры,
     бредём по лесам,
    Чтоб забыться на миг
     от безумно-безумного мира,
    Подчиняясь свободе
     и алым своим парусам,
    И мерцающим звёздам,
     и солнечным ориентирам,
    
    Понимаем, что истину в серых
     стенах не найти,
    Даже мудрые книги не станут
     источником знаний,
    Каждый должен однажды
     до истины сердцем дойти,
    Выбрав путь испытаний, открытий
     и долгих скитаний…
    
    Эти песни, пропахшие потом
     и дымом костра,
    На другие, рождённые городом,
     не променяю,
    Пусть иссохшие губы грубы,
     как земная кора,
    Что растрескалась в зной.
     Я романтику благословляю!
    
    
    
     Лесное царство
    
    В лесной тиши на коврике из сныти,
    Под опахалом ласковых ветвей,
    Вдали от всех проблем, забот, событий,
    От шумной суеты и от людей
    Всегда спокойно, тихо, благодатно.
    Там дух лесной и дышится легко.
    И кажется всё ясно и понятно.
    А неудачи где-то далеко…
    Лесное царство примет и согреет
    Дыханьем трав, симфонией цветов.
    И в ласково-томительном апреле
    Утешет хором птичьих голосов.
    И шелест листьев трепетно-игривый,
    Весёлое журчанье ручейка,
    Задумчивая неподвижность ивы
    И детская растерянность дубка,
    Среди высоких царственных деревьев, -
    Так мило всё! В поющей тишине
    Свой тронный зал, как будто королеве,
    Природа подарила щедро мне.
    
    
    
     Закат
    
    Огненно-малиновое солнце
    Таяло за лесом голубым.
    С вежливостью милого японца
    Ивы наклонились. Лёгкий дым
    Плыл над речкой невесомой лентой,
    Веселилась рыба на воде
    И смотрело, улыбаясь, лето
    В зеркало, где плыл закат, и где
    Отражалась жизнь в своём мгновенье -
    С песней у костра, в кругу друзей,
    С лодкой, побеждающей теченье,
    Радостными криками стрижей.
    
    
    
     Счастливый билет
    
    Расцветает в лесу первоцвет
    И каштаны зажгли свои свечи.
    Я нашла свой счастливый билет,
    Не дождавшись
     единственной встречи…
    
    Мне наскучили серость и грусть
    И серьёзные хмурые лица.
    Я когда-нибудь, может, дождусь
    Своего ненаглядного принца…
    
    Тает жизнь...
     А вчера соловей
    Разбудил своей бешеной трелью.
    Ах, весна, что поделаешь с ней!
    Не умчаться ль в Моздок на неделю,
    В город вечной любви и тепла,
    Ярких красок и добрых улыбок? -
    Не отпустят проблемы, дела,
    Боязнь боли и новых ошибок…
    
    И сиренево-белый букет
    Вновь стоит на столе в утешенье.
    Я нашла свой счастливый билет. -
    Всё — весна, зов любви и цветенье…
    
    
    
     Роза и ветер
    
    На бархатно-пурпурном лепестке
    Горела серебристая росинка.
    На розу в её царственной тоске
    Смотрела восхищённая травинка.
    
    И, пролетая, замерла пчела,
    Залюбовавшись зрелищем прекрасным.
    Подумала: «Как роза расцвела!»
    Один укроп казался безучастным.
    
    Стоял от всех событий в стороне,
    Скрываясь под огромными зонтами.
    Хотя и он с собой наедине
    Гордился своей схожестью с цветами.
    Подул игривый лёгкий ветерок,
    Погладил лепестки, стряхнул росинку.
    И гордая из стана недотрог
    Послала ему нежную улыбку.
    
    И только удивлённый муравей
    От капли с лепестка прекрасной розы
    Упал, крича: «Проклятый лиходей!»,
    И рассыпая жалкие угрозы…
    
    А роза хорошела каждый миг,
    Играя лепестками в ласках ветра.
    И тут среди букашек спор возник:
    «Любовь — награда высшая
     иль — жертва?»
    
    Пусть будет бесконечным этот спор,
    В котором новых истин не родится.
    Но роза снова радует наш взор,
    И ветер к ней по-прежнему стремится…
    
    
    
     Я всё равно тебя дождусь
    
     Я всё равно тебя дождусь,
     Ведь мы не встретиться не можем.
     К тебе на край земли помчусь.
     Две половинки вместе сложим.
    
     Я всё равно тебя дождусь.
     Пусть дни и годы ожиданий
     Несут в себе печаль и грусть
     И боль бесчисленных страданий.
    
     Но сердца любящего стук
     Ты среди гроз и бурь услышишь.
     И разбивая лёд разлук,
     Однажды, верю, мне напишешь…
    
     Я всё равно тебя дождусь.
     Пусть ожиданием распята…
     Над бездной судеб вознесусь,
     В свою звезду поверив свято.
    
     Я всё равно тебя дождусь.
     Столетья сменятся как платья…
     На Землю грешную вернусь,
     Чтоб заключить тебя в объятья.
    
     Я всё равно тебя дождусь!
    
    
    
     ***
    
    Нам нужно расставаться иногда,
    Чтобы понять, как дороги друг другу.
    Дорога, что уходит в никуда, —
    Прекрасное лекарство от недуга!
    
    Как радостно вернуться вновь домой,
    Почувствовать его тепло всем сердцем,
    Понять, какой красивый город твой.
    И на него глядеть — не наглядеться!
    
    Нам нужно расставаться иногда,
    Чтобы понять, что истинно, что ложно,
    Чтоб никакие беды и года
    Не зачеркнули всё неосторожно.
    
    Нам нужно расставаться иногда…
    
    
    
     ***
    
    А знаешь, это очень мило –
    Букет из роз и васильков…
    Меня вначале удивило
    Не сочетание цветов.
    
    Потом мне даже показалось,
    Что в этом всё же что-то есть.
    Такая мизерная малость,
    Но в ней, наверное, ты весь, –
    
    Из алых роз и васильков,
    Из бурной страсти и стихов…
    
    
    
     ***
    
    Ты пахнешь ладаном и вишней.
    Ещё, немножечко, грозой.
    Среди своих четверостиший
    Я ощущаю запах твой.
    
    Он не похож на остальные, –
    В нём есть особенный секрет.
    Так пахнут травы полевые
    И светлый, радостный рассвет.
    
    Твой запах и на расстоянии
    Я не забуду. Им дышу.
    Тот запах первого свидания
    Я в сердце бережно ношу.
    
    
    
     Счастье
    
    Белое облако нежности
    Тихо коснулось плеча.
    Счастье приходит из вечности
    Чистой водою ключа,
    
    Светлым лучом озарения,
    Венчиком ярким цветка,
    Ласковым, как дуновение
    Мартовского ветерка…
    
    Может, всего на мгновение,
    Или на несколько лет,
    Иль, как рождение гения,
    Вечность пронзит его свет.
    
    
    
     Оглянись
    
    В этом мире огромном средь тысяч дорог
    Так легко разминуться…
    Но ведь кто-то из нас взгляд почувствовать мог,
    Не пройти, оглянуться…
    Если сердце вдруг стало тревожно стучать,
    Не греши на погоду.
    Может, время пришло своё счастье встречать,
    Вопреки всем невзгодам.
    В этом мире огромном нельзя разойтись,
    Нам нельзя потеряться.
    Мы, быть может, для этого и родились,
    Чтобы встречи дождаться.
    И по жизни идти до последней черты,
    Побеждая ненастья.
    И делить вместе радость, любовь и мечты,
    И бездонное счастье…
    Оглянись, незнакомый прохожий, постой,
    Может, встретимся взглядом.
    Не спеши разделить своё счастье с другой,
    Той, которая рядом.
    Не тверди: "Не судьба…", если сдался опять
    И поплыл по теченью.
    В этом мире огромном себя потерять
    Так легко, к сожаленью.
    Среди тысяч дорог, среди тысяч тревог,
    Редких встреч и прощаний,
    Среди горьких и нежно-пронзительных строк,
    И цитат, и признаний
    В книге жизни ищу среди вечных страниц
    Твоё светлое имя,
    Чтоб узнать и в толпе, среди множества лиц
    Лишь тебя, мой любимый…
    
    
    
     Любить по-русски
    
    Любить по-русски -
     это значит крепко,
    До слёз, до боли, как в последний раз.
    Но это чувство светится так редко
    В улыбке светлой и в сиянье глаз.
    
    …Лететь навстречу счастью
     дикой ланью,
    Про возраст позабыв, молву и стыд…
    И быть всегда на грани и за гранью, -
    Смеяться громко и рыдать навзрыд…
    
    Любить по-русски —
     это значит честно,
    Открыто и свободно, — как летать.
    Когда душе становится вдруг тесно,
    И хочется смеяться, петь, кричать!
    
    Любить по-русски -
     значит безоглядно,
    Не ждать небесной манны и наград,
    Безмерно, бескорыстно,
     страстно, жадно
    С накалом в сотни тысяч киловатт.
    
    Любить по-русски -
     без измен и фальши.
    И без подводных рифов и камней.
    Любви не знаю я сильней и слаще.
    Да и другой совсем не нужно мне…
    
    
    
     На посту
    
    У тебя седина на висках,
    А тебе ещё нет тридцати.
    Видно, службу
     в ракетных войсках
    Нелегко тебе, друг мой, нести.
    
    А когда заступаешь на пост,
    И глаза устремляешь на пульт,
    Понимаешь, что очень непрост
    Твой единственно
     избранный путь.
    
    И не кнопок пластмассовых лёд
    Ощущаешь ладонью своей. —
    Это аиста плавный полет,
    Это липовый запах аллей,
    
    И наш маленький садик в цвету,
    Ширь полей и Оки нашей ширь.
    И я знаю, что ты на посту
    Охраняешь наш дом и весь мир.
    
    
    
    
     Город солнца
    
    Коломна от слова "коло",
    По-древнему — Солнцеград.
    Здесь каждый душою молод,
    Друзьям и рассветам рад.
    И с главным светилом спорят
    Горящие купола.
    А в реках дыханье моря.
    И радость людей светла.
    Весною непревзойдённо
    Поёт соловьиный хор.
    Леса здесь порою тёмной
    Стоят миражами гор.
    Какие же перезвоны
    В молитвенный час слышны !
    Коломенские мадонны
    Затмят даже свет луны.
    И рыцаря-ратоборца
    Увидишь здесь в добрый час.
    Коломна — мой город Солнца.
    А солнце в сердцах у нас!
    
    
    
    Над Коломенским кремлём
    
    Над Коломенским кремлём
    Облака плывут.
    Под малиновым дождём
    Терема растут.
    И встает во всей красе
    С пелены седой,
    Умывается в росе
    Город молодой.
    
    Город древний, город юный,
     город мой,
    Я делю мечты и радости с тобой.
    И люблю тебя, Коломна, всё сильней
    За красу твою, за искренность друзей.
    
    Над Коломной купола
    Как огнём горят.
    И звонят колокола,
    И добро творят:
    Наполняются сердца
    Чистотой святой.
    Зеленеют деревца
    Над рекой Окой.
    
    Древним городом своим
    Я всегда горжусь.
    В нём всё то, чем дорожим, —
    В нём святая Русь.
    Над Коломенским кремлём
    Дождь идёт грибной.
    Хорошеет с каждым днём
    Город мой родной.
    
    
    
     Коломна — городок
    
    Звонят колокола над тихою рекой.
    Туманы поднимаются густые.
    И дарит мне рассвет
     старинный город мой.
    И я ему дарю слова простые:
    
    Коломна — городок мой небольшой,
    К тебе я прикипела всей душой.
    И храмы, и сады, и башенки кремля —
    Всё это моя милая земля.
    
    Люблю бродить одна по улицам твоим,
    Когда закат над лесом догорает.
    Здесь каждый старый дом
     дыханием своим
    Мне счастья и добра всегда желает.
    
    Здесь дорого мне всё — работа и друзья,
    И шёпот над рекой склонённой ивы,
    И щедрые леса, и вольные поля,
    И соловьиных трелей переливы.
    
    Коломна — городок мой небольшой,
    К тебе я прикипела всей душой.
    И храмы, и сады, и башенки кремля —
    Всё это моя милая земля.
    
    
    
     Рассвет над Коломной
    
    Сегодня потрясающий рассвет!
    Таких давно на землю не спускалось.
    Казалось, зла на свете больше нет.
    Добро с небес текло и разливалось
    По крышам, окнам пасмурных домов,
    По скользким тротуарам,
     снежным гривам,
    И красками немыслимых тонов
    Играло в невозможных переливах.
    Зажёгся лес, ожил, похорошел.
    И в золотисто-розовом тумане
    Из-за реки на город мой смотрел
    В каком-то непонятном ожидании.
    Чего он ждал? Какие в этот миг
    Его чела могли коснуться думы?
    Он, как старик, к оконцу льда приник
    И ждал, чего же скажет город шумный.
    А город потихонечку ворчал
    Дорожным гулом, рёвом монотонным.
    И вдруг, со всею силой зазвучал
    Прекрасным, чистым звоном колокольным.
    Мне даже показалось в этот миг,
    Что лес заулыбался, засветился.
    Уж не был он суров, задумчив, дик,
    Он в этом звоне словно растворился.
    Когда умолкли вдруг колокола,
    Лес городу подмигивал игриво:
    " Спасибо, братец ! Как твои дела?"
    - Отлично.
    - Ну, привет.
    - Привет.
    - Счастливо!
    
    
    
     В величественном блеске
     куполов
    
     Люблю свой край,
     старинную Коломну.
     Историей российскою горжусь.
     На стен кремлёвских строгую корону
     Гляжу с восторгом и не нагляжусь.
    
     В изяществе церквушек и соборов,
     В величественном блеске куполов
     И в башнях колокольных, из которых
     Веками лился звон колоколов,
     Мне видятся жестокие сраженья
     И отблеск замечательных побед,
     Великих битв немое отраженье, -
     Истории застывший в камне след.
     Была Коломна твердью и заслоном
     От всех врагов, стремящихся к Москве.
     Не раз округа оглашалась стоном,
     Кровавая вода текла в Оке.
     Не раз на бой коломенцы вставали
     Преградой мощной на пути Орды.
     И варвары нещадно оставляли
     От города руины, пепел, дым…
     Но дух бунтарский русского народа
     Не мог терпеть позорных кандалов.
     За то, чтоб птицей вырвалась свобода,
     Немало было сложено голов.
     Клубилась пыль на Поле Куликовом.
     Земля дрожала, кровь рекой лилась. -
     То был удар смертельный по оковам,
     Но та победа дорого далась.
     И словно гимн великому сраженью
     За речкой, где когда-то был пустырь,
     Как лебедь белокрылый выгнул шею, -
     Бобреневский вознёсся монастырь.
    
    
    
    
     Россияне
    
     То росинок холодных сиянье
     И раскаты гремучих громов
     В слове тихом, как вздох — "россияне",
     И горячем, как сотни костров.
     В нём смешались и удаль степная
     И степенная мудрость лесов.
     В нём простор без конца и без края
     И разливы хмельных голосов…
     Россияне — дубы вековые.
     Стан их крепок, упруг, словно сталь.
     То священной земли часовые.
     Взор их светел и чист, как хрусталь.
     Это имя от века до века
     Твёрдость тела и духа хранит.
     В нём великий огонь человека
     И рассудка холодный гранит.
     В нём такая кипучая сила,
     Что ничем её не удержать.
     Лишь такая страна, как Россия
     Может славных героев рожать.
     Только матушка наша Россия
     Приласкает, утешит, простит.
     Как печальная Дева-Мария
     О судьбе нашей трудной скорбит.
     Провожая на крест и на плаху
     Самых лучших своих сыновей,
     Лишь слезою омочит рубаху
     В материнской молитве своей…
    
     Да, конечно, есть страны богаче,
     Современнее или теплей.
     Но Россия моя даже в плаче
     Всех прекрасней, любимей, родней.
    
    
    
    
     Река
    
    Огни над Москвою-рекой
    Разлились полосками клавиш.
    И ветер играл озорной
    На них зажигательный чардаш.
    И лихо плясали в реке
    Забавные волны-танцоры.
    Костёр догорал вдалеке,
    Где кроны синели, как горы.
    И мостик ворчливо скрипел,
    Когда по нему мы ходили.
    Таков стариковский удел.
    Ему мы, конечно, простили.
    И было нам не до него.
    Мы шли, наслаждаясь природой,
    Прекрасной погодой, свободой,
    Качаясь меж двух берегов.
    И волны плескались, сверкая
    Загадочным светом огней.
    Река — это личность такая,
    Спокойно и радостно с ней.
    
    
    
     Лес
    
    И алой каплей земляники,
    И спелой бусинкой брусники,
    И белой чашечкой груздя,
    Собравшей капельки дождя,
    Встречает лес тепло и щедро,
    Приоткрывая тайники,
    Проводит вглубь, в лесные недра
    Свои послушать родники.
    Всегда он рад гостям желанным,
    Всегда внимателен он к ним.
    А сам подобен детям малым —
    И беззащитен, и раним.
    
    
    
     Голубые озёра
    
    Ожерелье голубых озёр,
    Среди мудрых и высоких сосен…
    И уютом пахнущий костёр,
    И друзья, поющие про осень…
    Много ль надо ищущей душе —
    Раствориться в огненном движенье,
    Полежать на ласковой траве,
    Наблюдая гордое паренье,
    Окунуться в бархатной воде,
    И, покрывшись рыбьей чешуёю,
    Быть везде и, всё-таки, нигде,
    Просто быть в тот миг самой собою.
    Наблюдать сверканье серебра
    На озябшей коже водной глади,
    Вновь желать возникнуть из ребра,
    Этого мгновенья только ради ...
    
    
    
     Сирень
    
    Ах, сирень! — Это море суши.
    А когда её много-много,
    Так люблю я часами слушать
    Беспокойный прибой восторга,
    Где жужжат без умолка пчёлы
    И ныряют в цветки с разлёта.
    Шум и гомон стоит весёлый
    Толи птиц, толь ещё кого-то.
    И купаясь в сирени-море,
    Пью всей грудью волшебный запах,
    И влюбляюсь в родные зори.
    И не манит Восток и Запад…
    
    
    
    Расцветай, мой милый край
    
    Расцветай, мой милый край,
    Становись милей и краше,
    Чтобы радость через край
    Всё лилась из полной чаши.
    С каждым часом хорошей,
    Древний город наш — Коломна,
    Свет и мир твоей душе,
    Что прекрасна и огромна.
    
    Славных предков имена
    Время наше сохранило.
    И кремлёвская стена —
    Наша слава, наша сила.
    Здесь и Сергия родник
    Бьёт из века в век и льётся.
    Так и русский дух велик,
    В испытаньях не сдаётся.
    
    Наливается зерно
    Снова силою целебной.
    Всем однажды суждено
    Стать частицей нивы хлебной
    И дарить своё тепло
    Милой Родине — России.
    И Коломна — то крыло,
    Что даёт отчизне силы.
    
    Расцветай, мой милый край,
    Становись милей и краше,
    Чтобы радость через край
    Всё лилась из полной чаши.
    С каждым часом хорошей,
    Древний город наш — Коломна,
    Свет и мир твоей душе,
    Что прекрасна и огромна!
    
    
    
    
     Коломенский край
    
    Дыхание трав, тихий шелест ветвей
    И трель соловья на рассвете -
    То голос земли, нет которой милей
    И краше на всём белом свете.
    В лесах и полях
     воздух девственно чист,
    А реки как синие очи.
    Здесь утро росисто, а полдень лучист
    И дивные звёздные ночи.
    
    Припев:
    
    Коломенский край,
    Цвети-расцветай!
    Ты каждым листочком нам дорог.
    И радостно светлые зори встречай.
    Будь славен, и вечен, и молод!
    
    
    В разломах веков свой оставили след
    Герои твои и святые.
    И помнит земля радость славных побед,
    Но помнит и раны былые.
    И вечность листает страницы эпох,
    Сменяя века, поколенья.
    Сильней и стремительней жизни поток.
    И дерзновенней свершенья.
    
    Припев:
    
    Коломенский край,
    Цвети-расцветай!
    Ты каждым листочком нам дорог.
    И радостно светлые зори встречай.
    Будь славен, и вечен, и молод
    
    
    
     Я люблю
     возвращаться домой
    
    
    Я люблю возвращаться домой
    После дальних дорог и исканий,
    После радостных встреч,
     и прощаний
    Так люблю возвращаться домой…
    
    Город кажется ближе, родней,
    И наряднее прежние краски.
    И полночные взоры огней
    Даже светятся как-то по-братски.
    
    Я люблю возвращаться домой,
    Видеть радость бегущих навстречу.
    В этот миг, бесконечно большой,
    Ощущается счастье и вечность.
    
    Я люблю возвращаться домой,
    Уезжаю всё чаще и чаще,
    Может быть, за далёкой мечтой,
    Чтоб, вернувшись,
     почувствовать счастье.
    
    
    
    
     Встреча
    
    Все слова в этот миг
     были б слишком грубы,
    Если б вдруг прозвучали,
    Хоть и мудрые книги,
     конечно, правы, —
    Было слово вначале…
    Но когда за спиной
     годы горьких разлук
    И тревог, и печалей,
    Невозможно, казалось,
     всё высказать вслух.
    И мы просто молчали.
    Мы молчали о том,
     как страданья и боль
    Отразились на лицах,
    И о том, как мы шли
     к этой встрече с тобой,
    Научившись молиться.
    А когда нам идти по осколкам судьбы
    Было невыносимо,
    Нас тогда заслонял от невзгод и беды
    Свет любви негасимый.
    Мы молчали о том,
     что вся жизнь впереди,
    И не стоит о прошлом…
    Будем жить!
    Будем жить всем смертям вопреки,
    И мечтать о хорошем.
    И совсем ни к чему
     было слёзы скрывать,
    Да и мы не скрывали.
    Как же много могли
     мы друг другу сказать,
    Но молчали, молчали…
    
    
    
    
     Что нужно женщине
    
     Что нужно женщине? —
     Так мало:
     Чтоб просыпаясь по утрам,
     Она с улыбкою вставала,
     Вступая в день, как в светлый храм.
     Всего одно прикосновенье
     Любимой, любящей руки.
     И верить каждое мгновенье,
     Что эти руки ей близки.
    
    
     Что нужно женщине? -
     Всего-то
     К ней обращённый нежный взгляд,
     Её встречающий с работы
     И дни, и годы все подряд.
     Читать усталыми глазами,
     Что не исчезла чистота,
     Не замечая, как с годами
     Всё увядает красота.
    
     О, нужно женщине так мало! -
     Всего лишь несколько минут,
     Чтобы она не забывала
     О том, что любят её, ждут.
     Сияньем глаз своих счастливых
     Она вокруг всё озарит.
     Нет в мире женщин некрасивых,
     Ведь чудеса любовь творит!
    
    
    
     Веха любви
    
     Счастье — словно стрела,
     Что метнулась из лука.
     Вновь усталость пришла
     И вернулась разлука.
     Стук вагонных колёс
     И прощальное эхо…
     Но за горечью слёз
     Пожеланье успеха.
     Только шумный вокзал
     Помнит эти мгновенья.
     Только шумный вокзал
     Знает боль отдаленья.
     Но в дали голубой
     Рельсы словно сольются.
     Так и наши с тобой
     Две дороги сойдутся.
    
     Стук вагонных колёс
     И прощальное эхо -
     Не предвестники гроз,
     А любви нашей веха.
    
    
    
     ***
    
    Звёзды как будто с ума посходили.
    Падали в обморок к нам с высоты.
    Как мы любили! Ах, как мы любили! -
    Зло, безоглядно, сжигая мосты…
    
    
    
     ***
    
    Я заслужила это право,
    Пройдя сквозь тернии веков,
    Познав падения и славу,
    Перелопатив тонны слов,
    Одно единственное слово,
    Очистив от наростов лжи,
    Произнести тебе готова.
    Но ты, родной, им дорожи,
    Поскольку я в него вложила
    Богатства неба и земли.
    В нём вся божественная сила,
    И чувства искренни, светлы.
    Я пронесла через страданья,
    Через мучительную боль
    Его чудесное мерцанье.
    Произнести его позволь:
    «Люблю! Люблю! Люблю!»
    
    
    
     Прощайте
    
    «Прощайте! — Вам сказала. И тотчас
    Представила, что мы могли б расстаться.
    И слёзы градом хлынули из глаз,
    А сердцу захотелось разорваться…
    За свет зари и темень горьких мук,
    Что вы дарили мне в часы свиданий,
    За те мгновенья счастья, боль разлук
    И за слова пронзительных признаний…
    Я буду благодарна Вам всегда
    Уже за то, что Вы всего лишь были,
    Лишь только потому, что иногда
    Казалось мне, что Вы меня любили…
    
    
    
     ***
    
    Звёзды огромные, словно горящие блюдца,
    С неба глядели на нас из ночной глубины.
    И ожидали, когда наши души сольются,
    И полетят средь миров, что уже зажжены…
    Яркою лентой мелькнула на счастье комета,
    Словно сигналя,
     что путь к восхожденью открыт.
    И полетели прекрасной симфонией света
    Души горящие
     в поиске новых орбит.
    
    
    
     ***
    
    Меня не спрячешь, как в кармане мелочь,
    И тайну от людей не утаишь.
    А мне всегда такой любви хотелось,
    С которой, как звезда в ночи горишь.
    Чтоб свет лучей, не знающей преграды,
    Пролился сквозь пространства и века…
    Любить, взамен не требуя награды,
    С покорностью и нежностью цветка…
    Наивным мотыльком лететь на пламя
    И, обжигая крылья, умирать…
    Живой водой, что разбивает камни,
    Всю силу страсти огненной собрать
    И… падать, падать, падать водопадом,
    Вздымая брызги, радугой горя,
    Чтоб ты хотел всегда со мной быть рядом,
    И никогда не разлюбил меня!
    
    
    
    
    Я хочу подарить тебе сына
    
     Издревле на Руси считается,
     что женщина по-настоящему любит,
     когда хочет родить ребёнка от любимого.
    
    Я хочу подарить тебе сына,
    Чтоб похожим он был на тебя.
    Ещё слаще с мороза рябина,
    Ярче радуга после дождя.
    После бури приходит затишье,
    После сна пробужденье. И вновь
    Я пишу тебе четверостишье.
    В каждой строчке, конечно, любовь…
    Я хочу подарить тебе сына,
    Отражение наше с тобой,
    Чтоб слились навсегда воедино
    Две вселенные общей судьбой.
    И смотрели б глазами родными
    На меня из далёких миров.
    И словами простыми, земными
    Приоткрыли бы тайны покров.
    Я хочу подарить тебе счастье
    Из безумных и жарких ночей,
    Из любви, необузданной страсти,
    Из безмолвных и бурных речей…
    Я хочу подарить тебе вечность,
    Где не будет преград и границ,
    И любовью рождённая нежность
    Станет лучшей из лучших страниц.
    Я хочу подарить тебе сына, —
    Воплощение нашей любви.
    Ты — мой бог. Я в руках твоих глина.
    Ты всё можешь, любимый. Твори!
    
    
    
     Ольха
    
    Я не умру, а прорасту корнями
    В родную землю в образе ольхи.
    И потянусь к небесному ветвями.
    И с новой силой зазвучат стихи…
    
    Я буду петь ветрам об их свободе,
    Полётах смелых в дальние края.
    И говорить с прохожим о погоде,
    Доверчиво листвою шелестя.
    
    Я воспою простор земли великой,
    Где жизнь моя нелёгкая прошла,
    Там быть почётно и травой безликой,
    Даря частицу своего тепла.
    
    Я буду петь про птиц, зверушек, травы,
    Об их неповторимости земной.
    Они живут не для великой славы,
    В гармонии с природой и с собой.
    
    Я буду принимать легко, смиренно
    Дожди, морозы, вьюгу, летний зной,
    Соединять энергии вселенной
    И отдавать их Родине родной.
    
    
    
     Розовая глушь
    
    На дороге пыльной воробьи
    Радостно купаются, щебечут.
    Ах вы, ненаглядные мои,
    Где же я таких забавных встречу,
    Как ни в этой розовой глуши,
    Где надрывно квакают лягушки,
    И смеется филин от души,
    И сияют «звёзды, как веснушки»…
    Где-то город в ритмы заточен
    И оправлен в камень и железо.
    Здесь живет безвременье, как сон,
    Нега, тишина — как антитеза.
    На дороге пыльной воробьи
    Радостно купаются, щебечут.
    В город меня, милый, не зови,
    Лишь накинь мне радугу на плечи…
    
    
    
     Зима
    
    Земля, опушённая снегом,
    Смотрелась наивным птенцом,
    Но стужа ползла уже следом
    Заковывать льдом, как свинцом.
    Старуха не знала пощады,
    Но лебедем белым взлетев,
    Творили, кружась, снегопады
    Из гадких утят королев.
    В сверкающих белых нарядах
    Застыли деревья, дома.
    И шла, отразившись во взглядах,
    Царицею гордой зима.
    
    
    
    Лукерьинский овраг
    
    Покачиваясь, тонкие берёзы
    Плывут по склону, тихо шелестя.
    О, как они светлы и грациозны,
    То радуясь как дети, то грустя…
    
    Они как будто девушки и парни,
    В рубашках белоснежных до земли,
    На праздничном гулянии по парам
    За стареньким оврагом разбрелись.
    
    Когда луна своим волшебным светом
    Касается стволов, листвы, ветвей,
    Лес оживает, и, прощаясь с летом,
    Ночные тени движутся быстрей.
    
    Мне кажется, что ночью на качелях,
    Что две берёзки держат, наклоняясь,
    Качаются русалочки и Лели.
    Здесь даже днём глядят мильоны глаз.
    И примет ли овраг, или отвергнет,
    Решают неподкупные глаза.
    Не примет — и в короткое мгновенье
    Вдруг разразится жуткая гроза…
    
    А если ты подружишься с оврагом,
    Он будет солнцем
     радостным встречать,
    И угощение всё время будет рядом,
    И вовсе не захочется скучать.
    
    Он ягодой, орехами, грибами,
    И травами душистыми богат.
    Попотчует и спелыми плодами.
    Гостям желанным безгранично рад.
    
    Когда я прихожу на край оврага
    И вглядываюсь в белоствольный лес,
    Мне кажется, достаточно и шага,
    Чтобы попасть однажды в мир чудес.
    
    И солнце улыбается навстречу,
    И поле все колышется, поёт.
    И ворон, одарив премудрой речью,
    Зовёт в свободный, радостный полёт.
    
    А из оврага жалуется ива,
    Что высохла вода давным-давно,
    Здесь некогда она была счастливой,
    Теперь глотает слёзы, как вино…
    
    Но отчего-то взгляд всегда находит
    Одну берёзу, ту, что в стороне.
    Она стройнее всех и благородней,
    И кажется подруг своих сильней.
    
    Изгнанница…
    Но что-то в ней родное,
    Как будто мы — единое, одно.
    Я чувствую себя, порой, изгоем
    В толпе, где всё распродано давно…
    
    Овраг мне улыбается, прищурясь.
    И мне всегда уютно здесь, легко.
    Любая на душе стихает буря
    Среди берёзок белых и цветов…
    
    
    
    Сила материнской любви
    
    На свете сила есть несокрушимая.
    И ей в природе всё подчинено.
    Всем как звезда сияет негасимая.
    И без неё не прорастёт зерно,
    
    Не будет жизни на Земле прекрасной,
    Не будет света, радости вокруг.
    Планета стала б жалкой и несчастной,
    Когда бы сила та исчезла вдруг.
    
    Та сила — бескорыстной и великой
    Святой любви всех наших матерей -
    Необъяснимой, светлой, чистой, тихой…
    Что может на Земле сравниться с ней?
    
    От зла, корысти, подлости, насилья
    Она одна способна защитить.
    Она незримо одевает крылья,
    Чтобы успеть беду предотвратить.
    Благодаря великой этой силе,
    Несчастий, горя — меньше на Земле.
    Спасибо матерям, что подарили
    Нам жизнь, любовь с которой всем теплей.
    
    Спасибо матерям планеты нашей
    За их нелёгкий каждодневный труд.
    Пусть мамы улыбаются почаще
    И солнечную радость всем несут.
    
    
    
    
     Родной моей
    
     Пусть первый луч, протянутый от солнца
     Коснётся нежно маминых волос.
     Проникнув сквозь прозрачное оконце
     Он тихо спросит: "Как тебе спалось?»
     Пусть облачко плывёт письмом от дочки,
     Умоет землю ласковым дождём.
     И мама разглядит в дождинках строчки:
     "Скучаем по тебе и очень ждём".
    
     Пусть радуга обнимет её плечи,
     Как будто дочкой вышитая шаль,
     Чтоб стало ей хоть чуточку полегче,
     Развеялись тревога и печаль.
     А ночью синей звёздные букеты
     Пусть светят ей с небесной высоты,
     А ветерок поёт свои сонеты,
     В которых много нежной теплоты.
    
     Пусть мама улыбнётся жаворонку,
     Когда идёт с работы через степь,
     Ведь он привет в родимую сторонку
     Принёс издалека, чтоб ей пропеть.
     И каждый листик, пролетая мимо,
     Пусть будет доброй весточкой моей,
     Расскажет ей, родной моей, любимой,
     Что каждый день я думаю о ней.
    
    
    
     ***
    
    Я эту женщину в морщинах
    Люблю, как только может дочь.
    И так порой бывает стыдно,
    Что я не в силах ей помочь.
    
    Преодолеть бы расстоянья,
    В охапку взять и увезти,
    Исполнить все ее желанья,
    Сказав: «Любимая, прости…»
    Закрыть глаза на все преграды,
    Что придавили грузом нас:
    Войну, безденежье, шарады,
    Что возникают каждый час…
    И просто быть всегда с ней вместе,
    Глядеть в глаза и говорить
    О том, что эту жизнь, хоть тресни,
    Никто не может изменить...
    О том, что ягода поспела,
    И слаще не было нигде…
    Что тётя Таня постарела…
    О новых выкройках в «Бурде»…
    И раствориться в тихой правде
    Любви, душевного тепла,
    И не понять — чего же ради
    Все годы я себе лгала,
    Ища любви и утешенья,
    И убегая от себя…
    Но, может, вымолю прощения
    У мамы… двадцать лет спустя…
    
    
    
     Мама
    
    Когда приходит человек
    На Землю с новою судьбою,
    Его встречает новый век
    С надеждой, верою, любовью.
    Ещё не сделав первый шаг
    По голубой своей планете,
    Он произносит слово так,
    Как это могут только дети.
    
    Он произносит по слогам
    Простое, искреннее «мама»
    И открывает вечный храм,
    Где всё любовь до милиграмма.
    Как заклинанье, как пароль
    Звучит над миром, над вселенной
    Простое, нужное как соль,
    То слово необыкновенное.
    
    И сразу вспыхивает свет,
    И освещается дорога.
    И нужный вовремя совет,
    И подоспевшая подмога, —
    Всё в слове маленьком одном,
    В нём вся Божественная гамма.
    Горит немеркнущим огнём
    Сквозь все столетья слово «мама».
    
    
    
     ***
    
    Мне кажется,
     что стала лишь сейчас
    Немного понимать, как трудно маме,
    Которая волнуется за нас,
    Хоть стали мы родителями сами…
    
    Взрослеют дети. Их не удержать —
    Вот неизбежность
     жизненной дилеммы.
    И каждый день приходится решать
    Всё новые и важные проблемы.
    
    Взрослеют дети сложно, как и все.
    Жизнь учит беспощадно и сурово.
    Оглянешься — на скользком вираже
    Осколки счастья зазвенели снова…
    
    И боль детей острее и сильней
    Любой своей невыносимой боли.
    Такая, видно, доля матерей…
    Счастливей нет
     и горше этой доли…
    
    И с каждой болью делаясь мудрей,
    Я многое простила, осознала…
    И каюсь в том, что матери своей
    Невольно тоже
     сердце разрывала…
    
    
    
     Мой дед
    
     Дед мой судьбу не из ярких сложил.
     Жил нелегко, но о том не тужил.
     Был он неграмотным, книг не читал,
     А восьмерых сыновей воспитал.
     Всех он учил не скулить от невзгод:
     "Новый-то будет удачливей год.
     Помните, как это в песне поётся:
     "Всё перемелется, всё перетрётся"".
     Долгие годы нет деда на свете,
     Внуков растят его взрослые дети.
     С уст их порою нет-нет и сорвётся:
     "Всё перемелется, всё перетрётся".
     Если порой мне бывает несладко,
     Слёзы скупые смахну лишь украдкой,
     Будто бы вспомнив, как дед мой
     смеётся:
     "Всё перемелется, всё перетрётся".
    
    
    
     Букет для мамы
    
     На детской табуреточке,
     В бутылке, словно вазе,
     Три срезанные веточки
     Заметила я сразу.
     Одну принёс мой старший сын,
     А две другие — дочки.
     Блестели каплями росы
     Янтарные листочки.
     И хоть букет был очень прост,
     Не пышен, и не ярок,
     Дороже мне букетов роз
     Детей моих подарок.
    
    
    
     Три братика
    
    Старший братик сообщает:
    "Мама, мы пошли гулять".
    Средний следом повторяет:
    "Мама, мы паси гуять".
    И последний братик — крошка,
    Самый маленький, Антошка,
    Носом-кнопкою сопя,
    Говорит: "Али-уля".
    
    Мчатся братья по дорожке.
    Ух, ты, как мелькают ножки!
    И мелькают ярко майки,
    Как в траве высокой маки.
    Мчатся стайкой, босиком,
    А домой бредут гуськом.
    
    Старший братик сообщает:
    "Мама, мы хотим поесть".
    Средний следом повторяет:
    "Мама, мы катим паесь".
    И последний братик-крошка,
    Самый маленький, Антошка,
    Носом-кнопкою сопя,
    Говорит: "Качу ням-ня".
    
    Сядут братья за столом,
    Шум и смех наполнят дом.
    Всё съедят, поспят немного,
    И опять спешат гулять.
    Только слышно за порогом:
    "Мама…
     мы …
     али уля-а-а".
    
    
    
     Сёстры
    
    Мои прелестные девчонки,
    Три нежных, тонких стебелька…
    В них и отвага амазонки,
    И легкокрылость мотылька…
    
    Они чисты, милы, наивны,
    И верят в сны и чудеса.
    Их язычки порой крапивны,
    Ужалят злее, чем оса.
    
    Но это лишь защита, кокон.
    Внутри — святые родники.
    В глазах — зеркалах звёздных окон
    Горят, сияя, огоньки.
    
    Что им готовит мир наш пёстрый,
    Такой пугающе-большой?
    Они — мечтательницы, сёстры,
    Идут с открытою душой.
    
    Пусть радость, счастье на дороге
    Они встречают каждый день.
    И прочь уносятся тревоги,
    Роняя лишь скупую тень.
    
    Я верю, светлые надежды
    Их не покинут никогда.
    Пускай для них горит, как прежде,
    Любви высокая звезда!
    
    
    
    
     Снегурочка
     Дочке Алёнушке
    
    
     Как сладко спит Снегурочка в постели.
     Над нею тихо ангелы поют.
     А за окном звенящие метели
     Из снега ей устроили салют.
    
     Луна и звёзды водят хороводы.
     Над миром тишина и благодать.
     Как много светлых красок у природы,
     Их музыку в словах не передать!
    
     Сверкает снег, искрится в лунном свете.
     Звенит сосулек сказочный хрусталь.
     Снегурочка в серебряной карете,
     Проснувшись, полетит в седую даль.
    
     И кони будут лёгкими, как птицы.
     И солнца огнедышащая медь
     Рассыплется вокруг и заискрится.
     А ветер о любви ей будет петь.
    
    
    
    
     Радуга моей любви
    
     У ясных зорь взяла я алый цвет,
     Когда родился первенец на свет.
    
     Оранжевый — цвет страсти и огня.
     Он стал вторым по счёту у меня.
    
     Когда же третий сын в семье подрос,
     У солнца взял он цвет своих волос.
    
     В четвёртый цвет с волнением собрав
     И свежесть вёсен, и дыханье трав,
    
     Сама любовь дарила мне букет,
     А младшей дочке — изумрудный цвет.
    
     А пятый цвет, лазурный, неземной,
     Он отразился в дочери второй.
    
     В нём слышен колокольный перезвон.
     И музыкой всегда наполнен он.
    
     Но моря синь и шум шальных ветров
     Дарил мне ночи огненной покров.
    
     А волн морских сверкающая пена
     Шепнули имя светлое — Елена…
    
     А звёздный свет, космическая даль -
     Во мне самой, как радость и печаль.
    
     Их цвет мой фиолетовый хранит.
     И радуга любви моей горит
    
    
    
     Ты — Человек
    
    Ты — мир.
    Ты — вечность, Человек!
    Безмерны твои силы.
    Родившись в сложный, бурный век
    В святой стране — России,
    Ты можешь всё! -
    Дерзай, твори!
    Светла твоя дорога.
    И людям с щедростью дари
    Талант, что дан от Бога.
    
    Люби живое, сей добро. -
    Оно к тебе вернётся
    Познаньем истины миров,
    И в вечность свет прольётся.
    
    Надежду, веру сохрани, -
    В них мудрость и свобода.
    Твори во благо всей страны,
    Великого народа.
    
    Твоё предназначенье — жить,
    Мечты осуществляя.
    Живи,
     чтоб вечность сотворить
    И радость умножая.
    
    
    
    Соловьиный остров
    
    Есть соловьиный остров
    В излучине Оки.
    Там жить легко и просто
    В ладонях у реки.
    Там в джунглях подмосковных
    Сокрыт обычный рай.
    Ракит густые кроны
    Хранят мильоны тайн.
    Там каждая травинка
    Служить готова мне.
    Нелепая ошибка,
    Что истина в вине!
    Я истину постигла
    Среди высоких трав,
    Где вся земная сила,
    Кузнечик всякий прав, —
    И скачет, и стрекочет
    О вечности своей.
    И знать того не хочет,
    Что вечность — горстка дней.
    А соловьи! Ах, черти!
    Умеют же так петь, —
    Ни на каком концерте
    Такого не суметь.
    Душа то растворится,
    То плачет, то летит…
    Ведь крохотная птица,
    А что она творит!
    На соловьиный остров
    Люблю я приходить,
    Закат увидеть дивный,
    Рассвет благословить,
    И, наслаждаясь пеньем
    Безумцев-соловьёв,
    Постигнуть вдохновенье,
    С названием любовь.
    
    
    
     Река осень
    
    Река под названием "осень"
    Течёт в русле рек и событий.
    И стала заметнее проседь.
    Всё больше печальных открытий.
    По правому берегу — мудрость,
    По левому — беды, потери.
    А где-то наивная юность
    Осталась на призрачной мели.
    Уносятся вниз по теченью
    И радость, и боль, и тревоги.
    Но есть лишь одно утешенье, —
    Судьба не подводит итоги.
    Вдали под лучами заката
    Так волны красиво играют.
    Что важным казалось когда-то,
    Горящие волны смывают.
    И новое, и дорогое
    Навстречу спешит, улыбаясь.
    И знаю, не будет покоя. —
    Об этом ничуть не печалясь.
    Река под названием "осень"
    Журчит мне на ухо про годы.
    И шёпот её мне несносен.
    Отстала, наверно, от моды…
    Упрямо волну рассекая,
    Борюсь вдохновенно с теченьем.
    И волны, кружась и ласкаясь,
    Со мной заодно в те мгновенья.
    И время на миг отступает,
    И вновь возвращается юность.
    А осень с улыбкой вздыхает,
    Как будто весна в ней проснулась.
    Ведь осень — не время старенья,
    Она лишь река с берегами.
    И в ней чуть дрожит отраженье
    Того, что мы создали сами.
    
    
    
     Осенние мотивы
    
    Пришла пора туманов и дождей.
    Пора забыть о солнечной погоде.
    Неровный клин последних журавлей
    Унёс за горизонт печаль мелодий.
    
    И серой шерстью небо заросло.
    Похожей осень стала на волчицу —
    Глядит сурово, пристально в окно,
    Тоскливо завывает и стучится,
    
    Срывает листья, ветви обнажив,
    И носится, охапками швыряя,
    То яростно рыча, а то играя,
    И в наших душах что-то изменив…
    
    Задумчивость приходит, словно гость,
    Заводит разговор об увяданье,
    О том, что бесполезны ожиданья, —
    Уж лет прошедших поспевает гроздь.
    
    И скоро будет собран урожай.
    Над чашами весов судья склонится.
    Протрёт очки и очень удивится,
    Промолвив:
     «Эту душу можно … в рай».
    
    И полетит восторженною птицей
    Душа, пронзая тысячи миров,
    На Родину, что ныне только снится,
    И чей всегда далекий слышен зов…
    
    
    
     И вновь
     под шелест листопада
    
    В лесной глуши, под шелест листопада,
    Я стала нимфой, ты — лесным царём.
    Нам пели птицы нежные рулады.
    Горел закат рябиновым огнём.
    
    Вздыхали глуповатые рядовки,
    Морзянку дятел по стволу стучал.
    И ветер, ах, какой же он неловкий! -
    Всё листья рассыпал и рассыпал…
    
    И сыпались, как листья поцелуи,
    Смущая мир осенний, мир лесной.
    Казалось, будто чародей колдует, -
    Кружился лес, как будто бы хмельной.
    
    И падали деревья вместе с нами
    На мягкую, высокую траву.
    Мы плыли высоко над облаками
    В чудесном сне, а, может, наяву…
    
    Казалось, будто время на мгновенье
    Вдруг прекратило сумасшедший бег.
    И началось другое исчисленье:
    Счастливый миг, и день, и год, и век…
    
    
    
     Грибы пошли
    
    Грибы пошли. И это ли не чудо!
    С корзинками бредут наперевес
    Усталые, но радостные люди.
    Их щедро одарил сегодня лес.
    Наполненные силой дождевою,
    На коврике из выцветшей листвы
    Стоят грибы то дружною грядою,
    То, одиноко глядя из травы,
    На крепких ножках,
     в разноцветных шляпах,
    Как будто собрались на карнавал…
    А в воздухе грибной витает запах,
    Сражающий, буквально, наповал…
    Пленённый этим запахом пьянящим,
    Становишься заядлым грибником -
    Азартным, жадным, -
     самым настоящим,
    Как сыщик, устремляясь за грибком…
    Сквозь дебри пробираясь на поляны,
    Ныряя то в овраги, то в кусты,
    Идёшь с корзиной полной,
     будто пьяный.
    Свою-то ношу радостно нести!
    Зато зимой с горячею картошкой
    Солёненькие пряные грибы! -
    Не надо — царской или же заморской
    И трижды замечательной еды!
    А как дышать легко в лесу осеннем!
    Те километры, что пройдёшь пешком,
    Вернутся превосходным настроеньем,
    Здоровьем, силой, богатырским сном…
    
    
    
     Капли росы
    
     ***
    
    В паутинках памяти моей
    Заблестели капельки-росинки.
    Самою удачной из ролей,
    Той, что я сыграла без запинки
    Была роль маленькой девочки,
    Которую все любили…
    Но это было так давно…
    
     Истина
    
    Тот сможет истину постичь,
    Кто не сойдёт с дороги правды,
    Не оборвёт корысти ради
    Любви божественную нить.
    
     Удача
    
    Удача не в лёгкости преодоления,
    А в поиске света и светотворении.
    Удача не в том, что все карты не лгут,
    А в том, что за каждой победою — труд…
    Удача — мгновение истины, свет,
    Улыбка Фортуны, счастливый билет.
    
     Любовь
    
    Любовь — не роза мира, не жар-птица,
    Но отчего душа опять стремится
    За ней, в огонь, судьбе наперекор?
    Ответ мне не известен до сих пор.
    
    
    
     Золотой дождь
    
    Продырявилось небо,
     и землю дожди поливают.
    И в осеннем лесу
     оживают трава и грибы.
    И совсем как весной
     почки вновь на ветвях набухают.
    И совсем как весной
     сердце просит любви у судьбы.
    
    Не поймёт глупый дождь,
     что уж скоро закружится вьюга.
    Но как будто назло
     всем привычкам и правилам всем
    Расцветают цветы
     и поёт без умолка пичуга,
    Будто не существует
     на свете каких-то проблем…
    
    Льют дожди и во тьме
     будто змейки играют на лужах.
    Золотистые змейки…
     Как будто льёт дождь золотой.
    И не верится в то,
     что уж скоро метели завьюжат.
    Воздух пахнет весной,
     бабьим счастьем
     и глупой мечтой…
    
    
    
    
     Второе дыхание
    
    Я найду в себе силы
     стать вдвое сильней,
    Отыскать лучик света
     средь злобных теней,
    И оживший цветок
     среди мёртвых камней,
    Утверждение жизни в оскалах смертей.
    Я найду, я найду в себе силы!
    
    Пусть твердят —
     человек беззащитен и слаб,
    Что всесилен лишь Бог,
     человек — жалкий раб,
    Только тот, кто свободен,
     и честен, и храбр,
    Сможет вырвать себя
     из безжалостных лап.
    Он найдёт, он найдёт в себе силы!
    
    И пока будут солнце и звёзды с луной,
    Алым зорям пылать
     над родною землёй,
    Колоситься хлебам золотою стеной.
    Чтоб остаться великой,
     прекрасной страной
    Ты, Россия, найдёшь в себе силы!
    
    
    
    Здесь начинается Россия
    
    Здесь начинается Россия -
    С изгиба гордого Оки,
    Колоколов, небесной сини,
    Цехов гремящих, заводских,
    С той проходной, куда потоком
    Стремится трудовой народ
    Из века в век. В режиме строгом
    Проходит жизнь за годом год…
    С того момента, как пустили
    По рельсам первый паровоз,
    Всех уголков большой России
    Соединенье началось.
    Здесь создавались пароходы,
    Локомотивы и мосты,
    Станки, трамваи, теплоходы,
    Всё для единственной мечты -
    Преодолеть все расстоянья,
    Ускорив уходящий век.
    К вершинам разума, познанья
    Всегда стремился человек.
    
    За мыслью следует и дело,
    Оттачивая мастерство.
    И в будущее смотрит смело
    Труда и мысли торжество.
    
    Взвалив на плечи тяжесть века,
    Несут кресты свои, трудясь,
    К вершинам славы и успеха,
    Порой, поругивая власть,
    Такие добрые, простые
    Коломенцы, мои друзья.
    
    Здесь начинается Россия!
    Здесь начинается Земля!
    
    
    
     Анна
    
    У русских женщин, видимо, в крови
    Сердечность, милосердие, терпенье.
    Они такие хрупкие на вид,
    Но сила их достойна восхищенья.
    
    Несут не крест, а множество крестов,
    Не ропщут и судьбу не проклинают.
    И проливая тысячи потов
    И слёз, они Россию поднимают.
    
    …Живёт в Коломне
     скромно, тихо Анна —
    Хозяйка дружной и большой семьи,
    Трудясь с утра до ночи неустанно,
    Деля земные радости с детьми.
    
    Когда пришла беда в семью чужую,
    Прибавив миру сразу семь сирот,
    Решила так задачу непростую, —
    Взяла на плечи груз чужих забот.
    
    И выросла семья, заметно, Анны.
    И трудностей прибавилось, и бед.
    Но доброта осталась самым главным.
    Горит для всех души прекрасной свет.
    
    
    
    
     Цветок в небе
    
    Как-то в синем небе появился
    Просто удивительный цветок.
    Наливался солнцем и светился
    Каждый белоснежный лепесток.
    
    Маленькой серебряною птицей
    Был оставлен этот лёгкий след.
    Не спешил он в небе раствориться,
    Словно чьим-то сердцем был согрет.
    
    Все смотрели в небо, улыбаясь,
    Наблюдая сказочный полёт.
    Замполит носился, чертыхаясь,
    И хотел узнать, чей самолёт.
    
    А мужчины сдержанно судили:
    Молодой, наверное, "лихач".
    Да, считай его уж "наградили",
    Ждёт его, как минимум, "строгач".
    
    Ну а женщин больше волновало,
    Для кого ж посланье из мечты.
    Не у каждой в жизни ведь бывало,
    Чтоб дарили с неба ей цветы.
    
    И одна промолвила в смущеньи,
    Хрупкая, как девочка ещё:
    "У меня сегодня день рождения"…
    И зарделась снегирями щёк.
    
    
    
    
     Тихо падает снег
    
    Тихо падает снег
     на холодную землю России.
    Белоснежный наряд
     моей милой отчизне к лицу.
    И белеют поля,
     словно белую краску разлили,
    Чтоб невесту вести
     белоснежной дорогой к венцу.
    
    Не сурова, не зла,
     а игрива октябрьская вьюга,
    Словно пробует силу
     в азартной предзимней игре.
    Никогда не понять
     избалованным жителям юга,
    Почему белый снег
     нам дороже жемчужных морей.
    
    Тихо падает снег.
     И легко на душе, и спокойно.
    Замирает весь мир
     перед этой земной красотой
    Как в молитвенный час
     в храме пред чудотворной иконой.
    Тихо падает снег над Россией -
     великой, святой…
    
    А как рады зиме
     наши неугомонные дети! -
    Санки, лыжи, коньки,
     много радостных снежных забав…
    Почему же зимой
     непременно тоскуем о лете,
    А придёт летний зной, -
     снятся сны о бескрайних снегах?..
    Так проходит вся жизнь. -
     Нам чего-то всегда не хватает. -
    Летом снега, зимой не хватает
     любви и тепла.
    Тихо падает снег,
     и от горестных мыслей спасает.
    С ним уютней, как будто,
     и радость тиха и светла.
    
    Тихо падает снег. -
     В этом альфа и в этом омега,
    Открывая дорогу
     сквозь вечность к далёким мирам.
    Словно манна небесная
     сыплется хлопьями снега.
    Мы ж, представьте, привыкли
     к небесным великим дарам.
    
    Словно что-то внутри
     просыпается в эти мгновенья.
    И не хочется гнаться
     бездумно за временем вслед,
    Если падает снег -
     совершенное чудо творенья,
    Просто падает снег…
     И прекрасней мгновения нет!
    
    
    
     Россия жива
    
    Здесь копья ломались о стены кремля.
    За ними Россия, родная земля.
    Сменяются годы, но в зеркале рек
    Останется память о прошлом навек.
    Что спрятано там, за бойницами стен?
    И сколько красавиц
     здесь угнано в плен?
    Но тянется к солнцу
     сквозь камни трава…
    Россия не пала. Россия жива!
    
    Забытые песни народ возродит.
    Поднимется солнце России в зенит.
    И древние стены бойницами глаз
    С надеждой и верою смотрят на нас.
    И верят они — мы должны устоять.
    Ломаются копья о стены опять.
    За нами Россия. Коломенцев рать
    Святыни России встает защищать.
    
    Великие звоны плывут над Окой.
    Рождается песня: строка за строкой, –
    О том, что Россию врагам не сломить.
    От века до века протянута нить,
    Где стены кремля —
     очевидцы всех бурь
    Небесных дворцов охраняют лазурь.
    И вновь, как молитву читаем слова:
    «Россия не пала! Россия жива!»
    
    
    
     ***
    
    Когда б отчизну снова выбирали,
    Я выбрала б Россию вновь и вновь.
    И хоть страну мы нынче проиграли,
    И льётся по земле сыновья кровь,
    У нас украли всё, но не отняли
    Последнее, — безмерную любовь.
    Мы с этим чувством рождены в России.
    И с ним живём, работаем, творим.
    И как бы нашу Русь не поносили,
    В ней то, что почитается святым.
    О, Русь, страна величественных далей,
    Где можно долго слушать тишину.
    Виновники бессмысленных баталий
    Обрушили на этот мир войну…
    Им не понять, что кровью и слезами
    Нельзя сломить великий русский дух, -
    Алмаз, что создан мудрыми веками,
    Сияет даже в пропасти разрух.
    Я верю, что Отчизна возродится
    Как птица Феникс изо всех невзгод.
    В России удивительные лица,
    На них смотрю и вижу свой народ.
    Распутины ушли с вершины власти.
    А значит, время Путиных пришло.
    Довольно свастик,
     рвать страну на части!
    Светило мира над Землёй взошло.
    Единство духа, мудрости и силы, -
    Вот новый путь, единственный, прямой.
    За воскрешенье светлое России
    Молись, народ многострадальный мой.
    Вставай, народ непокорённый мой!