Литературная Коломна

Калабухин Сергей
Проза
Произведения Гостевая книга

Автограф Гагарина

     АВТОГРАФ ГАГАРИНА. ©С.Калабухин
    
     День был испорчен. И надо же было нам поссориться из-за какой-то ерунды, пустяка. А ведь в кои-то веки выдалась у обоих свободная суббота. То у нас на заводе отработка, то у Наташки в институте что-нибудь важное.
     Детский визг вывел меня из мрачной задумчивости. Впереди, на обочине тротуара, у забора школьного стадиона трое пацанов в синих школьных костюмчиках навалилось на малыша лет шести. Свернувшись в клубок, малыш непрерывно голосил. Первоклашки, сосредоточенно сопя, молча тузили свою жертву, стараясь развернуть визжащий клубок.
     - Вы что?! — Шагнул я к ним.
     - Дяденька, у него спички, — вскочили, отряхиваясь, агрессоры. — Он такой маленький, а у него целая коробка.
     - Вас же трое, и вы старше. Октябрята, называется!
     - Таким маленьким нельзя спички, надо отобрать, а он не даёт.
     Я поднял с земли малыша. Крепко зажав что-то в кулачке, тот спрятал его в карман коротких серых шортиков.
     - Мне ты тоже не отдашь?
     Размазывая по грязной мордашке слёзы и сопли, мальчик отрицательно покачал головой.
     - Где ты живёшь? — Спросил я, заправляя ему в шорты клетчатую рубашонку, из коротких рукавчиков которой свисали тонкие, покрытые пылью и ссадинами ручонки.
     Мальчик не ответил. Косясь на своих обидчиков, он старался держаться поближе ко мне.
     - Вы его знаете? — обратился я к ребятам.
     - Нет, он не из нашего района.
     - Пойдём. — Я взял малыша за руку и повёл вдоль металлических кружев школьного заборчика. Трое первоклашек сожалеющими взглядами проводили уходящие спички и полезли через ограду на стадион. Вытерев платком зарёванную мордашку, я спросил:
     - А, может, поменяемся? Я тебе мороженое, ты мне спички, а?
     - Нет, не могу.
     - Ну, ладно, в такую жару и мне мороженое не помешает. Пломбира нет, есть только фруктовое. Ты любишь фруктовое?
     Малыш пожал плечами. Мы сели на лавочку в тени осыпающегося снегом пуха тополя.
     - Меня зовут Сергей, а тебя?
     - Дублёр.
     - Дублёр? Разве есть такое имя?
     - Нет. Но меня зовут так, — жадно черпая палочкой из бумажного стаканчика быстро тающую розовую массу, ответил малыш.
     - И кого же ты дублируешь?
     - Олега.
     - Это твой брат? Или друг?
     - Это я. Настоящий я, там, дома. — с сожалением бросая опустевший стаканчик в урну, ответил малыш.
     - А где твой дом? Я тебя провожу.
     - Не получится, — улыбнулся малыш. — Вкусное мороженое, спасибо. Олег будет доволен: он никогда не пробовал такое.
     Я достал сигарету.
     - Выручай, Дублёр, у меня спичек нет. Подари мне свои.
     - У меня тоже нет.
     - Ну ты даёшь! А из-за чего же визг поднял?
     Мальчик осторожно вынул из кармашка грязный спичечный коробок.
     - Это, по вашему, машина времени.
     Я засмеялся, прикурил у прохожего.
     - Значит, ты путешествуешь во времени? Откуда же ты прибыл?
     - Конечно, из каменного века! Дураку ясно, что машину времени изобрели пещерные люди. — хмыкнул Дублёр, смерив меня насмешливым взглядом.
     Я подавился дымом и закашлялся.
     - Слушай, малыш, я задал глупый вопрос, согласен. Но неужели в будущем все дети так грубят взрослым?
     - Прости, не обижайся на меня, ведь я не человек, я дублёр. Дублёр первоклассника по имени Олег. Олегу надо сделать в школе доклад о первом космонавте Юрии Гагарине. Вот он и сматрицировал себя, создал меня и отправил в двадцатый век. Я здесь всё узнаю, сфотографирую, потом вернусь к Олегу, ап! И всё, что я узнал, перепишется из моей памяти в его.
     - Значит, твой Олег лентяй? Сам не хочет добывать знания, отправил тебя. Да ещё ошибся на четверть века!
     - Да нет же! Это я ошибся: первый полёт, опыта у меня ещё нет. А Олег не лентяй. Просто человек не может сам путешествовать во времени, слишком опасно.
     - И как же ты путешествуешь?
     Мальчик перевернул коробок, и я увидел этикетку, на которой всеми тремя цветами сразу горел светофор.
     - Если мне надо в прошлое, я нажимаю на зелёный кружок, если в будущее — на красный, желтый — точка старта: комната Олега.
     - Здорово! И на каком же горючем работает твоя машина?
     - Я же не человек, у меня в памяти только то, что разрешено инструкцией. У вас уже есть роботы? Значит, ты должен знать, что робот не может причинить вред человеку. Так и в меня вложены определённые ограничения. Преждевременные знания опасны. Могу сказать только в общих чертах, хочешь?
     - Валяй, — кивнул я, ловя себя на жгучем желании поверить в то, о чём рассказывает голубоглазый сопливый карапуз, в выгоревшем чубчике которого застрял тополиный пух.
     - Вон, видишь те качели? Вверх, вниз. Вот так и во вселенной материя переливается из одной точки в другую. Переливается в подпространстве из Чёрной дыры в Белую. Целые галактики могут провалиться в такую дырочку и вынырнуть незнамо где. Вот эту энергию мы и используем. Человек слишком сложен и непредсказуем в своих желаниях и поступках. Поэтому проще и безопасней посылать в подпространство-время его упрощённую копию, дублёра.
     Крупные капли смачно шлёпнули об асфальт.
     - Дождь начинается, — сказал я, вставая. — Пойдём, путешественник, ко мне. Перекусим чего-нибудь, лимонада выпьем, а там опять солнце выглянет. Я вот здесь живу, на втором этаже, вон моё окно.
     Согнувшись под шрапнелью дождя, мы пролетели двор и вскочили в подъезд. По инерции взбежав на первый этаж, я оглянулся. Мальчик стоял у дверей и держал в руке коробок.
     - Ты что?
     - Спасибо за помощь. Если б не ты, пришлось бы испугать ребят. Прощай!
     Сверкнула в окне молния, задребезжали от грома стёкла. У дверей внизу никого не было. На подгибающихся, ватных, ногах я выскочил из подъезда. Дождь стоял сплошной стеной. По асфальту тротуаров неслись пенистые ручьи.
     - Не видали мальчика, лет шести, в шортах и клетчатой рубашке? — Спросил я сидящих под козырьком подъезда старушек.
     - Что ты, сынок! Вон их сколько по лужам носится, разве за всеми уследишь?
     Как во сне я поднялся на второй этаж, открыл дверь.
     - Где ты ходишь? — выглянула из ванной Наташка. — Я, как проклятая, кручусь целый день со стиркой, а он гуляет! Дождь кончится, пойдёшь вешать бельё. Кстати, тебе там открытка пришла.
     Я прошёл в комнату, взял со стола открытку и задохнулся. С цветной объёмной фотокарточки на меня смотрел со своей обаятельной улыбкой Юрий Гагарин. На обратной стороне я прочёл:
     “Сергею, с наилучшими пожеланиями, Гагарин”.
     И ниже: “Спасителю от Дублёра”.