Литературная Коломна

Мельников Виктор
Проза
Произведения Гостевая книга

Листья багряные

    

    

    В НЕБЕ — КЛИНОМ ЖУРАВЛИ
    
    Листья кружатся багряные,
    В небе — клином журавли.
    Осень — школьница румяная —
    Шепчет клёнам о любви.
    
    Паутинок нити тонкие
    Не спеша взлетают ввысь.
    На аллее — мы с девчонкою,
    Пальцы юные сплелись.
    
    Пусть октябрь напрасно студится,
    Предвещая холода.
    Верь, девчонка: счастье сбудется —
    Вместе будем навсегда!
    
    Ведь дыханье наше — молодо,
    Так люби и верь в судьбу!
    Вон — берёзы сыплют золото
    Перед нами на тропу...
    
    Ачинск. 1968
    
    
    ПИСЬМО ИЗ ДЕТСТВА
    
    Тихо листьями шепчется сад —
    В сон его, верно, клонит.
    Белая птица, спугнув мой взгляд,
    Села на подоконник.
    
    Лампа мигнула на низком столе,
    И встрепенулось сердце:
    Это — письмо, и штамп на крыле —
    Адрес далёкого детства.
    
    Травами пахнет белый листок,
    Как в одуванчиках поле.
    От ненаписанных чýдных строк
    Веет цыганской волей.
    
    Видится: кони скачут в степи,
    Смотрят в седое небо,
    И разливается на пути
    Запах земли и хлеба.
    
    Я просыпаюсь... Где же письмо? —
    И замирает сердце.
    Может, опять улетело оно
    В давнее-давнее детство?
    
    Там, где метели, там, где снега,
    Розовые туманы,
    Слушают в поле кони-стога
    Тихую песню мамы.
    
    Коломна. 2012
    
    
    
    
    
    ДОГОРАЛА ОСЕНЬ...
    
    Ветер стучит по оконной раме,
    Дождик струится, светел.
    Так — под дождями и под ветрами —
    Он своё счастье встретил.
    
    Вот и она — потянулась навстречу
    Любящей, ждущей душою,
    И озарился их поздний вечер
    Этой любовью большою.
    
    За перелесок погасший, дальний,
    Сизый день улетает.
    Осень без милой была бы печальной,
    С ней она — золотая.
    
    Но на висках его — иней белый,
    Значит, зима у двери.
    А она улыбалась несмело,
    Первым морщинкам не веря.
    
    Плод любви под сердцем носила,
    Не боялась — осудят,
    И однажды лукаво спросила:
    «В нашем возрасте — любят?».
    
    Коломна. 2007
    
    ОСЕННЕЕ
    
    Грустит асфальт о прошедшем лете —
    Он потемнел и вымок насквозь.
    Напрасно тревожат сны на рассвете:
    У нас — не сбылось!
    
    Пожухлые листья-года облетают,
    Инеем светится голова.
    Холод осенний меж нами — не тает,
    Зачем же — слова?
    
    Была ли весна, молодая такая?
    Теперь — моросит надоедливый дождь...
    По капле, по капле тебя я теряю, —
    Назад не вернёшь.
    
    В старость вхожу, словно в зимнюю вьюгу:
    Холод, болезни и маета.
    Напрасно иную искал я подругу —
    Не та... всё не та...
    
    Коломна. 2007
    
    ДОЖДИ
    
    Ты помнишь — дождик моросил,
    Слились в объятье наши тени.
    Дождь нас с тобой благословил —
    На плечи лёг и на колени.
    
    Святая, чистая вода
    На нас сошла и окропила.
    Тогда казалось — навсегда,
    Да только — не хватило силы
    
    Вот так, чтоб рядом — сердца стук
    Любимого — внимать с участьем,
    Чтоб не разъять сплетённых рук...
    Каким казалось это счастьем!
    
    Но годы утекли с водой,
    Мы им не бросимся вдогонку.
    Ведь я — уже не молодой,
    И ты — уже не та девчонка.
    
    Тропинки счастья — позади,
    Колючей заросли травою.
    Шумят холодные дожди,
    Что остудили нас с тобою.
    
    Скажи мне: кто же виноват,
    Что как незваный гость в семье я? —
    И нашей взрослой дочки взгляд
    Едва ли выдержать сумею...
    
    Коломна. 1998
    
    ЗАПОЗДАЛЫЙ ВЫСТРЕЛ ПОЭТА
    
    Невесёлый бег коней.
    Лес чернеется вдали...
    Бьются мысли — всё о ней:
    Натали, Натали...
    
    Рядом — чёрный человек, —
    Боль его и беда.
    Отогнать — иль лечь на снег
    Навсегда, навсегда.
    
    Тупо глянул пистолет,
    Александр вдруг упал.
    Что же выстрел твой, поэт,
    Запоздал, запоздал?
    
    Что, Данзас, нахмурил бровь?
    Вот и всё?.. Кончен век?..
    Застывая, каплет кровь
    Красной вишенкой — на снег.
    
    Коломна. 1992
    
    ЧЕЛОВЕК РОЖДАЕТСЯ В ОДИНОЧЕСТВЕ
    
    Человек — звезда во Вселенной
    Или солнечный светлый блик? —
    Появился — и белые стены
    Слышат первый призывный крик.
    
    Отошла тишина немая.
    Все вокруг него сбились с ног.
    Он лежит — и не понимает,
    Он пока ещё — одинок.
    
    Подрастёт он — и вольной птицей
    Вдруг покинет родной уют.
    Удивительных книг страницы
    В дали дальние позовут.
    
    И откроется жизнь большая —
    Перекрёстки путей-дорог...
    Но, свой путь по земле завершая,
    Человек опять одинок.
    
    Вроде — рядом: семья, родные,
    Но не слышит он никого:
    Своды тесные земляные
    Укрывают теперь его.
    
    И лишь только земля родная
    В потаённый заветный час
    Одиночество избывает,
    Навсегда принимая нас.
    
    Так белеют светло и просто
    От мирской вдали суеты
    На неброских Руси погостах
    Поминальные наши цветы.
    
    Коломна. 2013
    
    СНЫ С ТОБОЙ ВСЕГДА КОРОЧЕ...
    
    Я с тобой... И сны короче...
    Летним жаром дышит слово...
    Не хватает летней ночи
    Нам обоим в Хорошово.
    
    Ветерок шалит под елью,
    Веет с луга мятный запах.
    Звёзды смотрят еле-еле,
    У сосны скрываясь в лапах.
    
    Ночь огромной синей тенью
    Над полями пролетает.
    И какое сновиденье
    На твоих ресницах тает?
    
    Выгнул месяц спину гибко,
    Он — на счастье нам подкова.
    На губах твоих — улыбка...
    Что за ночи в Хорошово!
    
    Хорошово. 2006
    
    ЧЕТЫРЕ ЖЕНЩИНЫ ГОДА
    
    Вьюги приходят зимней порою,
    Вешними днями — ручьи звенят.
    Лето — с цветами, а осень укроет
    Золотом пышным и лес, и сад.
    
    Наша планета ладит с погодой,
    Всё принимая — дождь и цветы.
    Женщины тоже в согласье с природой:
    Все — воплощенье земной красоты.
    
    В стужу — ресницы и шубки пушисты,
    Яркий румянец — от снегиря.
    Взгляды, как зимние звёзды, лучисты —
    Манят, волнуют, любовью горя.
    
    Ранней весной у этих подружек,
    Как ручейки, звенят голоса.
    Столько улыбок, столько веснушек,
    Что не влюбиться, право, нельзя!
    
    Летом — воздушные платья льняные,
    Запахом мёда веют уста.
    Женщины любят наряды цветные,
    Летом — роскошна их красота!
    
    Щедрой улыбкой встречает их осень,
    Роща слагает дивный мотив,
    Яркие шали на плечи набросив,
    Бусы рябины им подарив.
    
    Женщины любят, страдают, мечтают,
    В осени поздней — видят весну.
    Милые женщины не замечают,
    Как им приносят года седину.
    
    Коломна. 2013
    
    ИЗ КОЛОМНЫ В КОЛОМНУ
    
    Однажды петербургская поэтесса
    Ольга Студенцова прислала мне
    свою новую книгу…
    
    Получил сегодня от таинственной незнакомки книгу.
    Она пахнет дождями и каменным Петербургом,
    Где узорчатые мосты стерегут железные кони,
    Что из прошлого в будущее несутся,
    Оставаясь на месте,
    Там, где шесть островов
    Составляют Питерскую Коломну,
    И Великий Пётр на своём пьедестале
    Охраняет город от лиха.
    
    Эта книга стихов теперь — в подмосковном крае,
    Там, где камни усадеб хранят вековую память,
    Где Ока свои светлые воды
    сливает с Москвою-рекою,
    Отражая святой монастырь, что построил Сергий.
    Эта книга, как вещая птица,
    Расстояния миновала
    И лежит на столе моём,
    Как цветок неизвестный,
    Готовый раскрыться.
    
    Дрогнуло сердце...
    Закрыв глаза, я представил:
    Красивая женщина идёт навстречу дождю и прячет,
    Под плащом своим летним укрыв,
    Беззащитную книжицу,
    Что от непогоды продрогла.
    Даже мелкие буковки с рифмами съёжились
    и похолодели, —
    Их уже не спасает обложка от резкого ветра,
    Что гонит листву по прямым мощёным проулкам.
    
    Этой женщине в такую слякоть сидеть бы дома,
    Где камина жаркое пламя струит тепло
    На её прелестные ножки,
    А она спешит на почту: скорее отправить
    В неизвестный город
    Стихов долгожданные строки.
    В город, где сама она никогда не бывала,
    Только видела во сне
    Силуэты неясные улиц.
    
    Как поэт наш великий, Пушкин, сказал однажды:
    «Ночь над мирною Коломной тиха отменно»,
    И над градом Петра
    Стихи летают, как тени,
    На ресницы садятся женщине той —
    Далёкой, прекрасной,
    Радуя её, волнуя чуткое сердце…
    И вот эта книга теперь
    Предо мною раскрыта.
    
    Я листаю страницы, и нежность струится на пальцы
    От стихов, от слов таинственной незнакомки,
    Укрытой голубыми туманами Петербурга.
    Слышу трепет её души,
    Биение частое сердца,
    И, как вешние голуби,
    Летят на уста поцелуи,
    И уже не так холодна стала книга,
    Продрогшая в дождь и ветер.
    
    Коломна. 2012
    
    СТИХИ ПРИХОДЯТ
    
    Запомнил я себя мальчишкой малым:
    В избе продрогшей не было огня,
    Но тишина пуховым одеялом
    В мечты и сказки кутала меня.
    
    Легко, как тени, приходили строчки —
    Украсить вечер, жар души унять.
    И перед тем, как жизнь поставит точку,
    Стихи придут, наверное, опять.
    
    В душе их свет — необъяснимый, дальний —
    Он манит и зовёт издалека.
    Но стала рифма чуточку печальней
    Да чуть длиннее зрелая строка.
    
    Какую долю небо предложило! —
    Пусть иногда шальная ночь без сна.
    Стихи приходят — значит, сердце живо,
    И юность бродит... Где-то здесь она.
    
    Коломна. 2010
    
    СОЛНЦЕ
    
    Солнце над полем — пасхальным яйцом,
    С рыжим, веснушчатым, круглым лицом.
    
    Возле дороги вздремнуть прилегло,
    Но от лучей его в поле светло.
    
    Только темнеет далёкая ель.
    Светлая зорька готовит постель
    
    Красному солнцу — из облаков,
    Сонной травы да цветных лепестков.
    
    Месяц ложится на волны Оки,
    Звёзды рассыпались, как светляки,
    
    И до рассвета в бездонной ночи
    Спрятало солнце спицы-лучи.
    
    Коломна. 1991
    
    ДРОЗДАМ СЕГОДНЯ НЕ ДО СНА
    
    В далёкий бор зима ушла —
    В платке пуховом сладко спится.
    Лавину солнца и тепла
    Нам принесли поýтру птицы.
    
    Дроздам сегодня не до сна:
    Они поют, как будто летом.
    А синеглазая весна
    Всё поменяла в мире этом,
    
    Всё перепутала... Ведь ей —
    Река ли, небо — всё едино.
    И облака плывут быстрей,
    Чем вдаль спешат по волнам льдины.
    
    Коломна. 1994
    
    ДОЖДЬ В ЯНВАРЕ
    
    Сыплет дождь ледяной в январе.
    Пишет музыку мальчик русый.
    А деревья в стеклянных бусах
    Хоровод ведут во дворе
    На холодной зимней заре.
    
    Серебром от луча луны
    Тихо светятся их серёжки.
    Гололёд, и блестят дорожки,
    По которым гуляют сны,
    В будни города вплетены.
    
    И в смешавшемся этом мире,
    Словно с неба, в ночную тьму,
    Льётся музыка — выше, шире, —
    Или это снится ему,
    В тихой комнате — одному?
    
    Под дождём продрогли деревья,
    Тает лёд на руках-ветвях.
    Настоялось, застыло время
    В этих сказочных деревах
    И небесных немых словах...
    
    То тревожат звуки в тиши,
    То звенят ледяные бусы.
    Их симфонию, мальчик русый,
    На страницах своей души
    Тонким пёрышком напиши.
    
    Коломна. 1997
    
    РЫБАЧКА КАТЯ
    
    В воздухе тает звёздная стая,
    Ярким румянцем светит заря.
    Солнце, с неба лучи опуская,
    Красит в розовый цвет якоря.
    
    Только один самый ранний катер
    Гонит волны невысокий вал.
    Там кареглазая девушка Катя
    Смуглой рукою сжимает штурвал.
    
    А перед нею — река искрится,
    Ветер несётся вдаль молодой.
    Плавно взлетает белая птица —
    Резвая чайка над синей водой.
    
    На неоглядном небесном просторе
    Правит июль своё торжество.
    Катя-рыбачка, ждёт друга с моря,
    Белая чайка — письмо от него.
    
    Рига. 1985
    
    МАЮСЬ Я...
    
    Вот ведь бывает: родился я в мае,
    Сирень да черёмуха — тропы мои.
    Да только не зря соловьи предсказали,
    Что маяться буду весь век от любви.
    
    Как только завижу осенние стаи —
    О вольные птицы! Возьмите меня! —
    Как видно, шальные ветра разметали
    Сирень да черёмуху майского дня.
    
    Бушует раздолье цветов по округе,
    Но всё ж не согреет домашний очаг...
    Одни только доченьки нежные руки
    От дома меня не отпустят никак.
    Что ж... видно, не зря говорится в народе:
    Коль в мае родился, так маяться — век...
    Взрастайте ж, цветы, и шуми, половодье,
    Сверкай же, земля, обновлением рек!
    
    Коломна. 1996
    
    МАМА В ЖИЗНИ БЫВАЕТ ОДНА
    
    Где твоя песня, родимая? —
    Светит черёмухой май.
    Ты ж отлетела, незримая,
    В дальний заоблачный край.
    
    И в нашем стареньком домике —
    Тишь, пустота, неуют.
    Жёлтые листья на холмике
    Мамин покой берегут.
    
    Ветви берёза развесила.
    Тут — вековечная тишь…
    Что ж так, жена, ты невесело
    И как-то смутно глядишь?
    
    Так уж природой завещано:
    В мире — одна только мать.
    Как мне другую-то женщину
    Мамой своею назвать?
    
    Я над могилою этою —
    Как над истоком стою...
    Хочешь, о ней я поведаю
    Лучшую повесть мою?
    
    Коломна. 1996
    
    ВСТРЕЧА С ДЕРЕВНЕЙ
    
    Небо от зари белёсо.
    Гаснет яркий летний день.
    И поглядывает косо
    Завалившийся плетень.
    
    На тропинках нет народу,
    Вся у речки — детвора.
    Край мой! Я отсюда родом:
    Я ушёл — как бы вчера.
    
    Вот родительская хата,
    Затуманившийся взгляд.
    И вхожу я виновато,
    Запустению не рад.
    
    На полу — дорожки пыли,
    Отдаётся эхом звук.
    Где в горшке герани были —
    Паутину ткёт паук.
    
    И часы — остановились,
    И божница — без икон.
    Помню: бегали-резвились
    Мы, часов услышав звон.
    
    Светлый лучик умилённо
    Указал дорогу мне:
    Это мамина икона
    Позабыта на стене.
    
    И с волнением — не скрою —
    Я к стеклу её приник...
    Показалось мне: слезою
    Отуманен Божий лик.
    
    Кумертау. 1971
    
    КОНЕВ БОР И ХОРОШОВО...
    
    Конев Бор и Хорошово
    Так давно меня влекут.
    По тропе спускаюсь снова:
    Тут — прекрасный рыбный пруд.
    
    А над ним пестреют сёла,
    Лес окрестный полон птиц.
    И народ такой весёлый —
    Не увидишь грустных лиц.
    
    Тут по осени богатой
    Вьются свадьбы, как венки,
    И рождаются ребята —
    Словно белые грибки.
    
    Здесь у каждого — герани.
    Яркий кочет во дворе
    Кличет солнце песней ранней
    На разбуженной заре.
    
    Хорошово. 1992
    
    ИЗГОЙ
    
    Стучат колёса монотонно,
    Смиряя всех своей судьбой.
    Проходит мрачно по вагону
    Гонимый голодом изгой.
    
    Стыдится он глядеть в чужие
    И равнодушные глаза.
    На лике матушки-России
    Он — не единая слеза.
    
    А за окном сгорает осень,
    И тьма такая — не взглянуть.
    Нас двадцать первый век отбросил
    Назад, в разор, в глухую муть
    
    Той перестройки, передряги...
    Знать, было выгодно кому...
    Мы все — изгои и бродяги
    В своей стране, в своём дому.
    
    Коломна. 2002
    
    РАБОТА В ШАХТЕ
    
    Отпуск-праздник закончился мой,
    В будни спускаюсь я,
    В этот тёмный, сырой забой, —
    Где работа мозолистая.
    
    В блесках чёрного серебра
    Кажется мне светло.
    Здесь мой пот идёт на-гора —
    Уголь даёт тепло.
    
    Он человека греет собой,
    И, чтоб огонь не гас,
    Я опускаюсь в сырой забой
    В тысячный, может, раз!
    
    Шурап. 1970
    
    ДВА СОЗВЕЗДИЯ
    
    Телец мой, нежный и ласковый,
    Коснись лучом Близнеца!
    Ужаль поцелуем сладостным
    Заблудшего мудреца!
    
    Как в небе живётся-светится?
    Мечтаешь ли там обо мне?
    Закрою глаза — пригрезится:
    Ты дразнишь меня во сне.
    
    А небо в ночи — безоблачно,
    Путь Млечный навеял грусть.
    Как вождь, в колеснице солнечной
    С рассветом к тебе вернусь.
    
    Сергиевское. 2006
    
    ЗАБЛУДИВШИЙСЯ ДОЖДЬ
    
    И надо ж такому случиться —
    Льёт дождь в новогоднюю ночь.
    В холодные окна стучится,
    Он сам отогреться не прочь.
    
    На улицах мало прохожих,
    За облаком скрылась луна.
    Зима на себя не похожа —
    Уныла, мокра и скучна.
    
    К камину сдвигаются тени,
    И ёлка мерцает в тепле.
    Льёт дождь — непрерывный, осенний,
    И капли дрожат на стекле.
    
    Ему бы в прошедшую осень,
    А не в январе — ручейком...
    А что, если в гости попросим,
    Напоим горячим чайком?
    
    И так мы с любимой решили:
    Пусть хмарь за окном — ну и что ж,
    Мы двери раскроем пошире:
    Входи, заблудившийся дождь!
    
    Коломна. 2011
    
    ПРОЩАЙТЕ, ПЕСЧАНЫЕ ДЮНЫ!
    
    Прощайте, песчаные дюны!
    По Старой Риге идёт органист.
    Митингует с глазами юными
    Совсем молоденький националист.
    
    Старая Рига! Навечно прощаться,
    Видно, с тобою выпало мне.
    Дюны песчаные, может, приснятся
    В снежной России, дальней стране.
    
    Старая Рига! Небо так чисто,
    Воздух, казалось бы, мирен и тих.
    Но митингуют националисты
    Вдоль площадей древнейших твоих.
    
    Что же случилось с молодью этой? —
    Застит глаза им заморский туман...
    Нам, отъезжающим, ночь до рассвета
    Будет играть прощальный орган.
    
    «Свейки!» — шепчет язвительно Рига,
    Латышские розы дарят друзья.
    Вот и дожили до этого мига,
    Что русскому здесь оставаться нельзя!
    
    Старая Рига! В дымке соборы...
    Новые примут нас города.
    Ты не сотрёшься в памяти скоро,
    В сердце останешься — навсегда!
    
    Рига. 1991
    
    РОДНОЕ СЕЛО
    
    Было в жизни так много всего —
    Были радости, были печали.
    Не забыть мне родное село,
    Где пробился мой крик изначальный.
    
    Годы шли... Хлопотунья-изба
    Покривилась, остыла, осела,
    И наличников старых резьба
    От осенних дождей почернела.
    
    Полотенце в переднем углу.
    Только нет там Спасителя лика.
    Пыль густая лежит на полу,
    Тощий кот озирается дико.
    
    И везде — запустения дух,
    И глядят с фотографий ребята,
    Да кричит с полотенца петух
    О потерянном и невозвратном.
    
    И однажды возник он — зарёй,
    В благодатное, росное лето,
    Голенастый, горластый, живой —
    Разбудил своим зовом портреты.
    
    И ребята в пилотках — сошли,
    И воды напились из колодца.
    И надежда горела вдали,
    И сияло высокое солнце!
    
    Коломна. 1995
    
    ИСКРИТСЯ СНЕГ
    
    С высоких крыш летят капели,
    Переливаясь и звеня.
    Под солнцем все ручьи запели,
    Везде проказит ребятня.
    
    Стоит денёк такой хороший,
    И лишь сугроб тяжёлый сник.
    Сплавляет по ручью калошу
    Какой-то шустрый озорник.
    
    Бегут, звенят ручьи, трамваи,
    Несётся ветер молодой,
    И гладь асфальта, как живая,
    Блестит весеннею водой.
    
    Одни угрюмые шофёры
    Не рады торжеству весны:
    Куда же тут помчишься скоро —
    Ведь колеи водой полны,
    
    И серой кашей у дороги
    Лежит набухший влагой снег.
    Скользят машины, вязнут ноги —
    Ругаться хочется на всех!
    
    Они правы на самом деле,
    Клянут весенний неуют.
    Но говорливые капели
    Им вслух ругаться не дают.
    
    Коломна. 1994
    
    ПТИЦЫ
    
    Пел скворец на тонкой ветке
    Про раздольный, шумный май.
    И грустил в роскошной клетке
    Говорящий попугай.
    
    Не хотел орешков пряных
    И водицы не хотел:
    Он к лианам, обезьянам
    Сердцем пламенным летел.
    
    А скворец — житьё на воле —
    Оттого стихи слагал.
    В дальний лес, в широко поле
    Он надолго улетал.
    
    То спускался к травке малой,
    То стрелою рвался ввысь,
    И на зорьке ярко-алой
    Трели звонкие лились.
    
    За окном сияло лето,
    Роща, речка — Божий рай!
    Лишь грустил в роскошной клетке
    Говорящий попугай.
    
    Коломна. 1994
    
    ПОЕЗД В НОЧИ
    
    Уткнулась платформа, как в пристань,
    В густую стволов белизну.
    Обходчик — усатый, как пристав, —
    Лесную спугнул тишину.
    
    Гладь рельсов стальная струится,
    Сливаясь у края земли.
    Туда говорливые птицы
    Погожие дни унесли.
    
    Без солнца глядит неприветно,
    Нахмурился сумрачный бор.
    От частого дождика, ветра
    Продрог за бугром светофор.
    
    Кусты наклоняются ниже,
    Над лесом — малиновый свет.
    А поезд всё ближе и ближе —
    Везёт за собою рассвет.
    
    Конев Бор. 2004
    
    НАКАТИЛА ОСЕНЬ
    
    Накатила осень,
    Обобрав берёзы.
    По иголкам сосен,
    Серебрятся слёзы.
    
    Все аллеи в парке
    В позолоте звонкой.
    Под старинной аркой
    Я прижмусь к девчонке.
    
    Мягко землю стелет
    Осень, словно сводница.
    Под осенний шелест
    Листья хороводятся.
    
    С губ «люблю» слетает,
    Словно лёгкий лист.
    В сердце нежность тает.
    Свет осенний чист.
    
    Ачинск. 1965
    
    Я ЛЕС НЕ ЛЮБЛЮ...
    
    Я лес не люблю с тех пор,
    Как в нём умерла моя мама.
    А он шумит, ведёт разговор,
    Ему этой смерти мало.
    
    Но сердце залатанное — живёт, —
    И лишь тишина немая
    Со мною за здравие водку пьёт
    Двадцать четвёртого мая.
    
    Кумертау. 1987
    
    ПОДМОСКОВНАЯ ОСЕНЬ
    
    Подмосковная осень,
    Что-то грустная очень.
    
    Однажды весенней ранью
    Я потерял тебя,
    И, точно зверь израненный,
    Прожил жизнь не любя.
    
    И осенние листья —
    Шёпот прежней любви.
    Кружат звонкою высью
    Годы, годы мои...
    
    Подмосковная осень,
    Что-то грустная очень.
    
    Коломна. 1993
    
    ВЕСНА В КОЛОМНЕ
    
    Птичьи напевы над рощами дальними
    Слышат сугробы небес — облака.
    Робко шагнула весна на проталину —
    Снег отошёл, загрустивши слегка.
    
    Ветер играет цветными афишами,
    Бродит у Пятницких древних ворот.
    Над колокольнями, соснами, крышами
    Носится с криком пичуг хоровод.
    
    Первый ручей рассыпается искрами,
    Точит подтаявший тоненький лёд,
    И за трамваями бегает быстрыми,
    Не уставая весь день напролёт.
    
    Вечером слышно дыхание холода,
    Стынет на крышах дневная капель,
    Словно художник волшебного города
    Будит в картинах свою акварель.
    
    Коломна. 1994
    
    УЕЗЖАЮ НА КАВКАЗ
    
    Я прощаюсь с тобою, Коломна,
    Покидаю твой древний уют.
    Черноморские дальние волны
    Мне о буйном Кавказе споют.
    
    Словно вёрсты, меж мной и тобою
    Лягут волны... Чужие края...
    Я прощаюсь с недавней судьбою:
    До свиданья, Коломна моя!
    
    Возвращусь я... А как же иначе?
    Что же грустно и преданно так
    Смотрит прямо в глаза по-собачьи
    Небольшой мой потёртый рюкзак?
    
    Коломна. 2011
    
    СОДЕРЖАНИЕ
    
    
    
    
    Роман Славацкий Прозрачное слово
    В небе — клином журавли
    Письмо из детства
    Догорала осень…
    Осеннее
    Дожди
    Запоздалый выстрел поэта
    Человек рождается в одиночестве
    Сны с тобой всегда короче...
    Четыре женщины года
    Из Коломны в Коломну
    Стихи приходят
    Солнце
    Дроздам сегодня не до сна
    Дождь в январе
    Рыбачка Катя
    Маюсь я…
    Мама в жизни бывает одна
    Встреча с деревней
    Конев Бор и Хорошово…
    Изгой
    Работа в шахте
    Два созвездия
    Заблудившийся дождь
    Прощайте, песчаные дюны!
    Родное село
    Искрится снег
    Птицы
    Поезд в ночи
    Накатила осень
    Я лес не люблю…
    Подмосковная осень
    Весна в Коломне
    Уезжаю на Кавказ