Литературная Коломна

Пробатов Василий
Переложения
Произведения Гостевая книга

Евангелие от Матфея

    
    
    
    Глава 1
    
    
    Так случилось святое рожденье Христово:
    Когда Матерь Господня Мария была
    Обручена с Иосифом, Духа Святого
    Она силой во чреве тогда зачала.
    До соития их еще это случилось,
    Храня свято законы, Иосиф хотел
    С ней расторгнуть союз, но ему разсудилось
    В тайне то совершить, он Марию жалел,
    На позор выставлять не желал это дело,
    Но, явившись во сне, ему ангел сказал:
    «Сын Давидов! Марию прими к себе смело,
    Дух Господень плод чрева чудесно ей дал,
    Она Сына родит, как придет свое время,
    И ты должен назвать Иисусом Его,
    Он спасет народ Свой, гнетущее бремя
    Беззаконий по благости снимет с него».
    Так исполнилось то, что пророк предрекает:
    «В чреве Дева зачнет, сын родится у ней,
    Еммануил (что «с нами Господь» означает) -
    Будет так наречен этот сын у людей».
    Пробудившись, Иосиф привел в исполненье
    Все, что ангел Господень ему приказал:
    Взяв Марию к себе, не вступал с ней в сношенье,
    А ей первенца сына Господь даровал,
    И Иосиф Его Иисусом назвал.
    
    
    Глава 2
    
    
    Когда ж родился в Вифлееме
    Господь в дни Ирода царя,
    Пришли с востока днями теми
    Страны той маги, говоря:
    «Недавно Царь, как мы узнали,
    Родился вашей здесь земли,
    Звезду Его мы увидали
    И честь воздать Ему пришли.
    В каком находится Он месте,
    Мы знать поэтому хотим».
    Смутился царь при этой вести,
    А с ним и весь Ерусалим.
    И Ирод, люд созвав ученый,
    Его собранье вопрошал:
    «Где должен Царь родиться оный?»
    И вот в ответ что услыхал:
    «Из Вифлеема, без сомненья,
    Произойдет тот Царь святой,
    Через пророка Царь творенья
    Так возвестил былой порой:
    «Ты, Вифлеем, не самый скудный
    Из иудейских городов:
    Вождь из тебя изыдет чудный,
    Что упасет Моих рабов».
    И тайно магов царь порочный
    К себе в дворец позвал тогда
    И разузнал то время точно,
    Когда явилася звезда,
    И в Вифлеем их отсылая,
    Так говорил он им при том:
    «Прошу вас, точность наблюдая,
    Все о Царе узнайте том;
    Когда ж найдя почтите сами
    Вы то Дитя, то дайте весть
    И мне о Нем, чтоб вслед за вами
    И я Младенцу воздал честь».
    Они пошли, и вот звезда та
    Опять очам явилась их,
    И было сердце их объято
    Великой радостью в тот миг;
    И перед ними шло светило,
    Став на виду у них потом
    Над местом, где Дитя то было.
    Тогда они вошли в тот дом
    И здесь младенца увидали
    С Марией, матерью Его,
    Пред Ним они на землю пали,
    И от усердья своего
    В дар благовонное куренье
    И смирну с златом принесли,
    И, получивши откровенье
    Во сне от Бога, не пошли
    К царю они в Ерусалим,
    Путем отправившись другим
    В края востока их родного.
    Во сне Иосифу сказал
    Тогда посол Творца Святого,
    Чтоб он Младенца тотчас взял,
    И с Ним, и с Матерью в далекий
    Египта край скорей бежал.
    «Дитя намерен царь жестокий
    Убить», — при этом он сказал.
    И дал ему он повеленье
    До тех пор жить в краю чужом,
    Пока он вновь распоряженья
    Не даст от Господа о том.
    Когда веление такое
    С небес Иосиф получил,
    То, взяв семейство он святое,
    В Египет ночью поспешил.
    До смерти он тирана злого
    В его пределах обитал,
    Дабы исполнилось то слово,
    Что чрез пророка Бог сказал:
    «Из стран Египта, Сын родной,
    Ты вызван был моей рукой».
    А царь, обманутый волхвами,
    В безумной ярости своей
    Распорядился теми днями
    Убить свирепо всех детей,
    Что в Вифлееме в дни те жили
    И всей стране окрестной той
    И возрастом не свыше были
    Двух лет; от магов Ирод злой
    Такой узнал предельный срок,
    И вот сбылося, что пророк
    Сказал от Господа в дни оны:
    «Раздался в Риме скорби глас,
    Рыданья, вопли, плач и стоны,
    Их безутешно в горький час
    Рахиль о чадах льет своих,
    На век она лишилась их».
    
    По смерти деспота лютого
    Сказал Иосифу во сне
    Посол небес такое слово:
    «Довольно жить в чужой стране,
    Иди опять в страну родную,
    Уж умер враг Младенца злой».
    Тогда он взял семью святую
    И в край отправился родной.
    Но в Иудее не решился
    Он оставаться той порой,
    Там Архелай уж воцарился -
    Того тирана сын родной.
    Но тут опять с небес внушенье
    Он в сновиденье получил
    И в галилейския селенья
    Тогда направиться решил.
    И в Назарете поселился
    В пределах местности он той,
    Дабы глагол тот совершился,
    Что чрез пророков лик святой
    Был в дни былые возвращен,
    Что в назареях будет Он.
    
    
    
    Глава 3
    
    
    В пустыне тогда иудейской явился
    Святой Иоанн; покаяние тщился
    Он людям внушить, проповедуя там:
    «Уж близко небесное царствие к вам».
    О нем предрекал нам Исаия чудный:
    «Вот голос раздался в пустыне безлюдной:
    «Владыке небес приготовьте пути,
    Чтоб было Ему к вам прямее пройти».
    В верблюжий был плащ Иоанн облечен,
    И кожаный пояс носил на нем он,
    И был он воздержник и постник великий,
    Акрид лишь вкушал, да мед еще дикий.
    
    И шел к Иоанну от всюду народ,
    Из стран иудеи, с сионских высот,
    А также из ближней страны Иордана,
    Крещение в нем от руки Иоанна
    Народ принимал, во грехах своих каясь.
    Молвил тогда Иоанн, обращаясь
    К толпе фарисеев и злых саддукеев,
    Что шли по примеру других иудеев:
    «Ехидн порожденья! Кто помысл благой
    Внушил вам спасаться от муки лютой,
    Что грешным грозит от Владыки созданья.
    Так дайте ж святые плоды покаянья,
    Оставьте надежды пустыя, что вам
    Заступник святой ваш отец Авраам,
    Из этого может воздвигнуть каменья
    Детей Аврааму Создатель творенья;
    У корня деревьев топор уж лежит,
    И дерево то, что безплодным стоит,
    Срубая, сжигают нещадной рукою.
    Крещу в покаянье народ я водою,
    Но явится Тот, Кто сильнее меня,
    Сапог недостоин понесть Ему я,
    Он Духом святым и огнем даст крещенье;
    Лопата в руках у Него, очищенье
    Он ею гумна своего совершит,
    Зерно от мякины пустой отделит,
    И в житницу чистое семя положит,
    А всякую нечисть огнем уничтожит».
    
    Пришел и Господь на реку Иордан
    Из стран галилейских, дабы Иоанн
    Над Ним совершил как над всеми крещенье,
    И молвил Креститель Владыке творенья:
    «Я должен крещен быть Твоею рукой,
    А Ты ко мне с просьбой явился такой».
    Ответил Спаситель, его убеждая:
    «То верно, но ныне исполнить тебя Я
    Прошу Мою просьбу, желает того
    Верховная правда»; Креститель Его
    Тогда допускает к обряду крещенья.
    Как вышел из вод Он, то в эти мгновенья
    Небесные своды разверзлись над Ним,
    И оком увидел Креститель своим,
    Что дух к нему Божий нисходит чудесно,
    Как голубь; и глас он услышал небесный:
    «Вот Сын мой любимый, к Нему неизменно
    Я весь пламенею любовью нетленной».
    
    
    Глава 4
    
    
    Божиим Духом тотчас по крещенье
    В край был пустынный Господь возведен
    От сатаны претерпеть искушенье;
    Сорок постился в то время там Он
    Дней и ночей, напоследок взалкавши,
    И вот явился тогда сатана,
    Господу слово такое сказавши:
    «Власть Тебе, Божия Сына, дана,
    Так повели же, что б эти каменья
    Хлебами стали»; ответил Господь:
    «Вот что написано всем в наставленье:
    «Знай, что не хлебом лишь смертная плоть
    Будет жива, но и волей верховной».
    В город святой тогда дух Его взял
    И там, поставив на кровле церковной,
    Так говорить Искупителю стал:
    «Сын ведь Ты Божий, так бросься отсюда,
    Ибо писание так говорит:
    «Бог для сынов Своих сделает чудо,
    Слугам небесным своим повелит
    Всюду хранить их Создатель творенья,
    Будут они на руках их носить,
    Чтобы спасти от беды преткновенья».
    Но Господь так восхотел возразить:
    «Сказано также и это в писанье:
    «Господа Бога не смей искушать».
    Взявши на гору Царя мирозданья,
    С ней сатана Ему дал увидать
    Царства земныя со всею их славой;
    «Все под твоей это будет рукой, -
    Молвил при том искуситель лукавый, -
    Если поклон сотворишь предо мной».
    «Прочь уходи от Меня, искуситель, -
    Молвил сурово Спаситель ему, -
    Так поучает в писанье Зиждитель:
    «Господу Богу служи одному,
    Только Ему воздавай поклоненье».
    И сатана перестал искушать,
    И вот, представши Христу в те мгновенья,
    Ангелов стала служить Ему рать.
    
    О том узнавши, что Креститель
    Уже под стражу властью взят,
    В край галилейский Искупитель
    Тогда уйти решил назад;
    Из Назарета удалился
    В Капернаум при этом Он,
    И так глагол тот совершился,
    Что был пророком возвещен:
    «Земля глухая Завулона
    И Неффалимова страна,
    Неверным людом населена,
    За Иордан удалена!
    Свет возсиял теперь над вами,
    И тот народ он озарил
    Своими яркими лучами,
    Что погружен во мраке был».
    
    Так, к покаянью призывая,
    Учить с тех пор Спаситель стал:
    «Пора приблизилась святая,
    Срок царству Божию настал».
    Близ галилейских вод в дни эти
    Раз, проходя, Он увидал:
    Два рыболова мечут сети,
    И, обратясь, Он им сказал:
    «За Мной идите, Я ловцами
    Людей намерен сделать вас,
    И вот они, простясь с сетями,
    Пошли за Господом тотчас;
    Родные братья рыболовы
    Те были — Симон и Андрей.
    Узрили очи здесь Христовы
    Потом других двух рыбарей,
    Иаков с братом Иоанном
    То были; здесь с своим отцом
    В ладье над неводом раздранным
    Они трудились, чтобы в нем
    Исправить все; но приглашенье
    Из уст услышали Христа,
    Пошли за Ним без промедленья,
    Отца оставив, их чета.
    
    И в синагогах поучая,
    По Галилее Он ходил,
    Свет царства Божья возвещая,
    Людей от недугов целил.
    И слух о нем по всей Сирии
    Распространился той порой,
    И устремились немощные,
    Тогда к целителю гурьбой;
    Несли к нему и параличных,
    И одержимых силой злой,
    И словом всех, кто был в различных
    Припадках немощи людской
    И исцелял всех щедро Он;
    И был народом окружен
    Всегда в дни эти Царь созданья,
    Он шел из стран Заиорданья,
    Десятиградья, Галилеи,
    Ерусалима, Иудеи.
    
    
    Глава 5
    
    
    Толпы раз увидев своими очами,
    Взошел Он на гору и, ставши на ней,
    Такими учить стал в то время словами
    Как учеников, так и прочих людей:
    «Блаженны стяжавшие духа смиренье,
    Дает царство Господь им за их униженье;
    Блажен, кто печалью святою томится,
    Утешит такого Господня десница;
    Блаженны, кто кротки, беззлобны душою,
    Владеть они некогда будут землею;
    Блаженны, кто алчут и жаждут святыни,
    Насытит их сердце Господь благостыни;
    Блаженны, чьи души полны состраданья,
    Помилует их Повелитель созданья;
    Блаженны, кто сердцем чисты, нелукавы,
    Увидят такие свет Божией славы;
    Блаженны, чьи мирны и добры стремленья,
    Как чад, их Творец в свои примет селенья;
    Блажен, кого гонят за правду безчестно,
    Даст царство ему Повелитель небесный;
    Блажен, кто хулы, поношенья, изгнанье
    За имя Христово несет без роптанья,
    Великая будет дана ему мзда,
    Так пусть его сердце ликует всегда,
    Ведь так и пророков, в те годы былые
    Преследуя, люди хулили слепые.
    
    Вы солью должны быть для мира земного,
    Дабы от гниенья его сохранять,
    Но помните твердо, что нет никакого
    Уж средства соленую сделать опять
    Ту соль, что соленость свою потеряет,
    И пользы тогда уж не будет от ней.
    Наружу, как сор, ее всякий бросает
    Чтоб там попиралась ногами людей.
    Я светом вас сделал для мира земного,
    Как город, стоя на высоких горах,
    Не может укрыться от взора людского,
    Так вам быть придется у всех на глазах.
    И разве светильник за тем зажигают,
    Чтоб в тайне его под сосудом держать?
    Его на подсвечник тогда поставляют,
    Чтоб мог он лучи свои всем подавать;
    Так пусть же и ваш свет пред всеми сияет,
    И, блеск ваших доблестей видя, народ
    За них Отца вашего пусть прославляет,
    Что там на небесных высотах живет.
    
    Не думайте, что Я в пределы земные
    Закон иль пророков пришел отменить,
    Нет! Послан сюда Я все эти святые
    Ученья пополнить и вновь подтвердить;
    Поверьте Мне, рушатся неба высоты,
    Земля с своих сдвинется мощных основ,
    В законе ж кавычки одной или йоты
    Не даст отменить Повелитель веков.
    Итак, кто малейшую заповедь Бога
    Нарушит, тому ж научая людей,
    Тому и Всевышний даст чести немного,
    Когда воцарится Он в славе своей.
    Но будет велик пред Господом тот,
    Кто верность и в малом Ему соблюдет.
    И знайте, что лучшие надобно нравы
    Иметь вам, чем те, что внушает вам стан
    Законников и фарисеев лукавый,
    Иначе свет царства не будет вам дан.
    
    Вы слышали древнюю заповедь эту:
    «Собратьев своих не дерзай убивать,
    За кровь их ты будешь подвергнут ответу».
    А Я теперь должен вам вот что сказать:
    Кто тайную злобу на брата питает,
    И тот уже карам суда подлежит,
    А кто его словом «рака» запятнает,
    Суд синедриона тому уж грозит,
    А тот, кто безумным его назовет,
    Геенский огонь на себя навлечет.
    Поэтому если во храме предстанешь,
    Чтоб жертвою Господа Бога почтить,
    И пред возношением дара вспомянешь,
    Что брата ты тяжко дерзнул оскорбить,
    Оставь тогда в храме свое приношенье
    И к брату скорее отправься тому,
    И только устроивши с ним примиренье,
    Воздай приношенье Творцу своему.
    Старайся с соперником кончить все счеты,
    Пока он на суд тебя только влечет.
    Туда передаст он все дело, и вот ты
    Судьей палачу будешь выдан, а тот
    В темницу повергнет тебя на мученье,
    И будешь жестоко томиться ты в ней,
    Пока своего не истратишь именья
    Всего до последней полушки своей.
    
    «Не прелюбодействуй», — такое веление
    Дано в старину, кто не слышал о нем?
    А Я говорю, что уж взор вожделенья
    Прелюбодеяние есть пред Творцом.
    Так если хоть правый твой глаз в прегрешенье
    Начнет вводить душу, лукаво губя,
    Без всякого вырви его сожаленья
    И прочь, как заразу, отбрось от себя;
    Ведь лучше, Я думаю, для человека
    В дни эти один лишь свой член потерять,
    Чем всем своим телом в дни онаго века
    В геенском огне непрестанно страдать.
    И правой руки ты не бойся лишиться,
    Коль будет она ко греху соблазнять,
    Ведь хуже всем телом в геенне томиться,
    Чем член теперь только один потерять.
    
    Написано также: «Коль будет угодно
    Тебе развестися с женою своей,
    Ты должен вручить ей лишь свиток разводный,
    И будешь свободен вполне ты от ней».
    А Я говорю: кто жену отпускает,
    Хоть верность ему сохранила она,
    К прелюбодеяньям ее тот склоняет,
    На нем ея гибели ляжет вина,
    И кто с разведенною вступит в сношенья,
    Тот также творит преступленье.
    
    Вы слышали также, что было когда-то
    Так сказано: «Клятвы не смей нарушать,
    Но все, в чем поклялся, ты должен то свято
    Пред Господом Богом всегда исполнять».
    А Я говорю вам, что вовсе не надо
    Вам клясться: ни высью небес, ни землей
    Ни благом иль славой священнаго града,
    Ни собственной даже своей головой;
    Ведь небо престол есть величия Божья,
    Иерусалим есть жилище Его,
    Юдоль же земная Его есть подножье,
    Глава твоя также в руках у Него,
    Ведь сам ты и волоса сделать на ней
    Не можешь белей иль, напротив, черней.
    Так если тебе подтвердить надо слово,
    То «да» или «нет» ты тогда лишь скажи,
    А прочее все происходит от злого -
    Нечестья, неправды, коварства и лжи.
    
    Так сказано было вам: «Оком за око
    И зубом за зуб от врага получай».
    А Я говорю теперь: мести жестокой
    Своим ненавистникам злым избегай
    И им не противься со злобой упорной,
    Ударит тебя по щеке кто одной,
    А ты по другой дай ударить покорно,
    И если судиться начнет кто с тобой,
    Хитон твой лукаво оттягивать будет,
    То ты и плащом с ним своим поделись;
    Идти одну милю с собой он принудит,
    А ты и другую пройти потрудись;
    Просящим их просьбы исполнить старайся,
    И кто занять хочет, от тех не скрывайся.
    
    Встарь сказано было: «Любовью платите
    Друзьям и враждой лиходеям своим»;
    А Я говорю вам на это: стяжите
    Любовь и к врагам, и противникам злым,
    Платите хулителям благословеньем,
    Злодеям творите добро вместо зла,
    Гонителям к Богу сердечным моленьем
    На их отвечайте дурные дела,
    Отца чтоб небесного стать вам сынами,
    Что солнцем сияет на добрых и злых,
    И благословляет своими дождями
    И пажити грешных, как нивы святых.
    А если б вы любящих только любили,
    Какую б награду вам дали тогда?
    Подобны вы мытарям только б ведь были,
    Что тоже их любящих любят всегда.
    И если почет вы и слово привета
    Одним посылаете только родным,
    То что в том особаго? Делают это
    И грешники даже собратьям своим,
    А вы совершенства достигнуть старайтесь,
    Отцу совершенному уподобляйтесь.
    
    Глава 6
    
    
    Смотрите дел благотворенья
    Не совершайте напоказ,
    Не то лишит благословенья
    За них Отец всевышний вас;
    Не привлекай к себе вниманья,
    Когда ты будешь делать их,
    Как лицемеры то в собранье
    Или средь улиц городских
    Творят, людской ища лишь славы;
    Они искомое найдут,
    Но от Господней уж державы
    Пусть ничего себе не ждут;
    Итак, почета избегая,
    Рукой все скромной делай ты,
    Чтоб и рука твоя другая
    Твоей не знала доброты.
    И Тот, чей разум несравненный
    Все тайны в мире ясно зрит,
    За подвиг сердца сокровенный
    Тебя открыто наградит.
    
    И если ты молитву веры
    Отцу возносишь своему,
    Не поступай как лицемеры:
    Они, мольбы творя Ему,
    Стремятся стать на видном месте
    Средь синагог иль площадей,
    И не от Бога ищут чести,
    Но похвалы лишь у людей,
    Они найдут, чего желают,
    Но мзды с небес уж пусть не чают;
    Так удались в уединенье
    И, заперевши дверь, молись
    Отцу и Господу творенья,
    Дух устремив к Нему лишь в высь.
    И твой Отец благословенный,
    Пред Кем весь мир Его открыт,
    Увидев подвиг сокровенный,
    Тебя открыто наградит.
    При этом Господу творений
    Не как язычники молись,
    Пустых не делай повторений
    И многословья берегись,
    Еще до вашего прошенья
    Бог знает ведь, что нужно вам,
    И вот какия вы моленья
    Ему несите к небесам:
    Создатель наш, Отец небесный,
    Бог милосердья и любви!
    Дай чтить Тебя нам свято, честно,
    В Твое нас царство призови;
    Да покорится, как и небо,
    Тебе земли отпадший край;
    Благослови наш труд, и хлеба
    Нам в меру нужды ныне дай;
    Прости нам наши прегрешенья,
    Как зло обид прощаем мы,
    И, удаляя искушенья,
    Спасай нас впредь от власти тьмы.
    Когда собратьям прегрешенья
    От всей души отпустишь ты,
    То и Отец твой даст прощенье
    Тебе с небесной высоты;
    А если с злобой безсердечной
    Ты помнишь горечь их обид,
    Тогда и Твой Отец первичный
    Тебе проступков не простит.
    
    Когда же будешь ты поститься
    И страсти плоти усмирять,
    Не подражай тому, кто тщится
    Себе унылый вид придать
    И показаться всем желает,
    Чтоб похвалил его народ,
    Он мзду свою уж получает,
    От Бога пусть ея не ждет;
    Итак, в одежде будь приличной,
    Свой пост от глаз людских сокрой,
    Помажься маслом, как обычно,
    И, как всегда, лицо умой.
    И Бог за подвиг сокровенный
    Награду явную пошлет,
    Все видит Он благословенный
    С Своих таинственных высот.
    
    Не собирай сокровищ тленных,
    Металла, хлеба иль одежд,
    На этих деспотов презренных
    Не возлагай своих надежд;
    Их моль и ржавчина изгложет
    И превратит в негодный сор,
    Рукой безжалостною может
    Всегда похитить жадный вор.
    Бог вас создал для лучшей доли,
    Туда зовет вас Царь миров,
    Где нет ни ржавчины, ни моли,
    Корысти жадной и воров.
    Так в небесах себе богатство
    Заблаговременно готовь,
    Где вечный мир, свобода, братство,
    Святыня, правда и любовь;
    Вот блага вечные, живые,
    Коль будешь ими дорожить,
    Как прах, сокровища земные
    Тогда ты сможешь отложить.
    
    Имей в виду, что наше око
    Есть телу свет: чисто оно,
    Не занедужится жестоко,
    И тело все освящено;
    Но заболит оно опасно,
    То весь во мраке будешь ты,
    А коль сам свет померк твой ясный,
    Чего же ждать от темноты?
    Двум господам одновременно
    Не в состоянье раб служить,
    Ведь вот что будет непременно
    Тогда с рабом происходить:
    Он, одному служа прилежно,
    Пренебрегать другим начнет,
    И об одном заботясь нежно,
    Того лишит своих забот;
    Так человеку невозможно
    Себя на части разделить:
    Мамоне кланяться ничтожной
    И Бога истинного чтить.
    Так не заботься о питанье
    И об одежде всякий миг,
    На то направь свое вниманье,
    Что жизнь твоя дороже их,
    И твой Отец, пославший с неба
    Тебе отраду бытия,
    Ужель лишит тебя Он хлеба,
    Иль одеянья, иль питья.
    Взгляни на птиц хотя бы этих:
    Они не сеют и не жнут,
    В обширных житницах и клетях
    Себе запасов не блюдут,
    А всемогущий Царь творенья
    Им пищу шлет с высот своих,
    Но в том быть может ли сомненье,
    Что вы гораздо лучше их?
    И неужель тебе заботы
    Прибавят жизни хоть на пядь?
    В свое ведь время все равно ты
    Пойдешь могильный сон вкушать.
    Иль вот краса пред вами лилий,
    Они не ткут и не прядут,
    Не знают тягостных усилий,
    И как однако же цветут!
    Такого, верно, облаченья
    И Соломон сам не носил,
    А коль ничтожное растенье
    Бог ризой пышною почтил,
    То неужели, род неверный,
    Он вам одежды не пошлет,
    Когда вы лучше их безмерно,
    Вы, Бога благостного род?
    Так перестаньте же без меры
    Себе благ чувственных искать,
    Лишь тем то свойственно, в ком веры
    Совсем угасла благодать;
    У вас же есть Отец Небесный,
    Все видит Он с высот своих,
    И, без сомнения, известны
    Ему все нужды чад родных.
    Ищите прежде правды вечной,
    Что в царстве Божием живет,
    Тогда и в жизни скоротечной
    Господь достаток вам пошлет.
    О дне грядущем тяжкой думой
    Души напрасно не тревожь,
    И на текущий день угрюмой
    Заботы вдоволь ты найдешь;
    На каждый день, для каждой ночи
    Своя имеется печаль,
    Что ж устремлять тревожно очи
    Свои в неведомую даль?
    
    Глава 7
    
    Собратьев за их прегрешенья
    Злорадной душой не суди,
    Иначе и ты осужденья
    Себя за грехи свои жди,
    Какою ведь мерою сами
    Вы будете мерить людей,
    Такою и вам небесами
    Воздастся с течением дней.
    И что о сучке ты толкуешь,
    Что видишь в глазах у других,
    В то время как вовсе не чуешь
    Ты даже бревна во своих?
    Как брату сказать ты посмеешь:
    «Дай вынуть занозу мне ту», -
    Когда в своем глазе имеешь
    Ты эту бревна тяготу?
    Бревно у себя, лицемерный,
    Сначала попробуй изъять,
    И способ откроешь ты верный
    Сучки у других извлекать.
    
    Святынь не бросайте пред псами,
    Жемчужин не сыпьте свиньям:
    Они, растоптав их ногами,
    Грозить будут смертью и вам.
    
    Просите, и все вам устроят,
    Ищите, и дастся вам клад,
    Стучите, и дверь вам откроют,
    Участье в нужде подарят;
    Просящие все получают,
    Кто ищут, что нужно найдут,
    Стучащему дверь открывают
    И нужную помощь дают.
    Едва ль вы на свете встречали
    Отцов столь безумных и злых,
    Что камни бы детям давали,
    Как хлеба те просят у них,
    Иль подали змей им, когда бы
    Те рыбы просили у них;
    Ваш род развращенный и слабый
    Чад все же питает своих.
    Ужели ж Отец ваш превечный,
    Что в высях небесных живет,
    Отвергнув мольбы безсердечно,
     Оттуда вам благ не пошлет?
    
    Чего от людей вы хотите,
    Все делайте то ж и для них,
    Тогда вы все то совершите,
    Что писано в книгах святых.
    Чрез узкия двери входите,
    Широких дверей ведь простор
    Туда приведет вас, поймите,
    Где гибель и вечный позор,
    И много, прельстясь широтой,
    Стремятся к погибели той;
    Как тесны врата, что к спасенью
    Имеют людей привести,
    И мало тех душ, к сожаленью,
    Что путь к ним умеют найти.
    Вы тех берегитесь пророков,
    Что вид принимают овец
    И в бездну греха и пороков
    Приводят с собой наконец;
    Волкам они хищным подобны
    В душе, а не кротким овцам,
    И нрав вы их гнусный и злобный
    По их узнавайте плодам;
    Не даст винограда терновник,
    И смокв не приносит шиповник,
    Как доброе может растенье
    Плоды лишь хорошие дать,
    Так нужно от злых, без сомненья,
    Дурных лишь плодов ожидать,
    И дерево то посекают,
    Что добрых плодов не дает,
    В огонь беспощадно бросают,
    Дабы уничтожить злой род.
    
    Сподобятся славы небесной
    Не все, что теперь меня чтут,
    Но те лишь, кто твердо и честно
    Веленья Господни блюдут;
    Мне многие скажут в день судный:
     «Чудес ты нам дал благодать,
    Тобой прорицали мы чудно,
    Смиряли злых демонов рать»;
    Но слово в часы те такое
    Скажу беззаконникам Я:
    «Оставь Меня, скопище злое!
    Вы чужды совсем для Меня».
    Итак кто мои наставленья
    Душой непорочной хранит,
    Подобен тому, кто строенье
    Свое на скале утвердит:
    Пусть буря с дождем разразится,
    Польются потоки вдруг с гор,
    И все на тот дом устремится,
    Он выдержит грозный напор;
    Кто ж слово мое презирает,
    Похож на безумца того,
    Что дом на песке созидает
    Без прочных основ для него:
    Как буря иль ливень случится,
    Польются потоки с высот,
    И все на тот дом устремится,
    Он с шумом ужасным падет.
    
    Как кончил Спаситель ученье,
    Толпы изумлялись в час тот:
    Он властно давал наставленья,
    Не как их ученый народ.
    
    Глава 8
    
    Как сошел Господь с горы той,
    То к Нему здесь приступил
    Муж, проказою покрытый,
    И, упав пред Ним, молил:
    «Все Ты можешь при желанье,
    Так сними недуг с меня»;
    Он сказал: «Твои страданья
    Прекратить желаю Я».
    И коснулся в то мгновенье
    Он к нему Своей рукой,
    И тотчас же исцеленье
    Получил себе больной.
    «Не разсказывай о чуде, -
    Тут Господь ему сказал, -
    Но чтоб ведали все люди,
    Что ты чист от язвы стал,
    Покажися иерею
    И обряд исполни тот,
    Что когда-то Моисею
    Дан с небесных был высот».
    
    Как в черту Капернаума
    Иисус потом вошел,
    Удрученный тяжкой думой,
    Сотник здесь к Нему пришел;
    «Раб лежит мой, разслабленья
    Злым недугом поражен,
    И жестокия мученья
    Переносит бедный он», -
    Так Создателю творенья
    Сотник этот сообщал;
    «Я приду и исцеленье,
    Дам ему», — Он отвечал;
    «Нет, почета я такого
    Недостоин, чтоб в мой кров
    Ты входил; скажи лишь слово,
    И раб будет мой здоров;
    Нахожусь я в подчиненье,
    Человек я небольшой,
    Но солдат в распоряженье
    Отдал мне начальник мой,
    И они без промедленья
    Исполняют, что скажу:
    Уходить ли дам веленье,
    Приходить ли прикажу.
    И слуге скажу лишь слово,
    И на дело он идет,
    А Тебя, Царя святого,
    Кто ослушаться дерзнет?»
    Так, исполненный смиренья,
    Сотник Господу сказал,
    А Он с чувством изумленья
    Шедших с Ним так поучал:
    «Не пришлось и средь вас встретить
    Веры мне еще такой,
    И Я должен вам заметить,
    Что к Христу в Его покой
    Придут люди издалека,
    Чтоб с святыми возлежать,
    Чад же царствия жестоко
    Отошлют со срамом вспять,
    Чтоб наружи в непроглядной
    Тьме в то время пребывать,
    Плакать в скорби безотрадной
    И зубами скрежетать».
    Сам же сотник удостоен
    Слов таких тогда же был:
    «В дом иди, и будь спокоен:
    Что ты с верою просил
    Я тебе за веру дал», -
    И здоров слуга тот стал.
    
    Лихорадкою страдала
    Теща Симона, она
    На одре своем лежала,
    Жаром вся поражена.
    Как вошел Господь созданья
    В дом его и увидал
    Этой женщины страданья,
    Прекратить их пожелал,
    Взяв недужную за руку,
    Исцелил болезнь Он вмиг,
    И она, забывши муку,
    Начала служить для них.
    А как поздно уже стало,
    Принесли к нему больных,
    Также тех людей немало,
    Что духов имели злых;
    И Своим Он мощным словом
    Злую силу отогнал,
    И всем людям нездоровым
    Исцеленье властно дал;
    И сбылись слова святыя,
    Что Исаия сказал:
    «Наши немощи лютыя
    На Себя Мессия взял».
    
    К Иисусу раз теснился
    Вереницами народ;
    Видя то, распорядился
    Он отплыть на берег тот.
    Книжник тут один явился
    И так Господу сказал:
    «Я с Тобою быть решился,
    Где б ты жить не пожелал».
    «Все лисицы, как известно,
    В норах собственных живут,
    И у птицы есть небесной
    Также в гнездах свой приют,
    Мне же места нет покоя,
    Чтоб главу хоть преклонить», -
     Слово Он сказал такое,
    Чтоб ту просьбу отклонить.
    Молвил Господу творенья
    Ученик тогда другой:
    «Дай сначала позволенье
    В дом отправиться мне свой,
    Чтобы там отца родного
    С честью мне похоронить»;
    Иисус сказал сурово:
    «Должен ты со Мной ходить,
    Мертвецы пусть мертвецов
    Отсылают в тьму гробов».
    В лодку сел Он в те мгновенья,
    Взяв с Собой учеников,
    И вот страшное волненье
    Поднялось вдруг от ветров;
    Волны лодку покрывали,
    А Господь в то время спал,
    И будить Его все стали,
    Чтоб Он им спасенье дал;
    «Что так робки в вас сердца
    И нет веры в провиденье
    У вас в Господа Творца?»
    И, встав, властно повеленье
    Он ветрам и морю дал,
    И умолкло все в мгновенье,
    Штиль на озере настал;
    Люди ж в страшном изумленье
    Говорили так тогда:
    «Кто ж Он, что Его веленья
    Чтут и море, и вода?»
    
    Переплыли в край Гергесы,
    И Христу предстали вдруг
    Здесь два мужа, коим бесы
    Привели в разстройство дух;
    Оба злобны очень были,
    Поселясь они в гробах,
    На окрестность наводили
    В эти дни немалый страх.
    И там, где они скитались,
    Появляться все боялись.
    Как чета та увидала
    Иисуса пред собой,
    Так тотчас же закричала:
    «Сын Всевышняго Святой!
    Что тебе до нас? До срока
    Что пришел Ты мучить нас?»
    На горе одной далеко
    Здесь пасли свиней в тот час,
    И сыны тут стали ада
    Иисуса умолять:
    «Дай войти нам в это стадо,
    Если хочешь нас изгнать».
    Дал Спаситель позволенье,
    И вошел в свиней их сброд,
    И с горы они в мгновенье
    Устремились в бездну вод,
    Там погибнув безвозвратно;
    Пастухи же в этот миг,
    В город с вестью неприятной
    Побежавши, о таких
    Все делах в нем сообщили,
    И вот люди тех сторон,
    Выйдя, Господа молили,
    Чтоб их край оставил Он.
    
    Глава 9
    
    Как из страны той Спаситель отплыл,
    Он, переправясь, в свой город прибыл;
    Здесь принесли ко Христу немощного,
    Был он в постели от недуга злого;
    Веру принесших Господь увидал
    И, обратясь к немощному, сказал:
    «Чадо, дерзай, твое близко спасенье,
    Я отпускаю твои прегрешенья»;
    Книжников тут богоборная рать
    Стала в сердцах своих так помышлять:
    «Тяжкое Он допускает хуленье»;
    Молвил Господь им на их помышленья:
    «Что вы питаете помысл дурной,
    Я предлагаю вопрос вам такой:
    Что сказать легче, болезнь исцеляя:
    «Властью своею прощаю тебя Я»,
    Или «Вставай и ногами владей»?
    Знайте ж, что власть Я имею людей
    От их грехов разрешать без сомненья».
    И тут больному Он дал повеленье:
    «Встань, возьми одр и отправься домой», -
    И вмиг все это исполнил больной;
    Люди ж, то видя, пришли в изумленье,
    Богу за то воздавая хваленье,
    Что человеку дал власть Он такую.
    
    Тут, проходя, Иисус увидал
    Мужа (Матфей ему имя), взимал
    Пошлины в лавке он в эти мгновенья;
    Молвил ему Повелитель творенья:
    «Следуй за Мной», — и пошел он с Христом.
    Как возлежал Искупитель потом
    В доме его, то с Ним мытарей много
    Было, и вот фарисеи вдруг строго
    Начали учеников упрекать:
    «Как ваш Учитель дерзает вкушать
    С людом дурным, с мытарями?»
    Дал им ответ Он такими словами:
    «Здравым не нужны врачи, а больным;
    Время познать умам вашим слепым,
    Что означает сие изреченье:
    Милости хочет Создатель Творенья,
    А не храненья обрядов пустых;
    В мир Я пришел призывать не святых,
    Но людей грешных учить покаянью».
    
    Ученики Иоанна явились
     И с такой речью к Христу обратились:
    «Мы с фарисеями часто посты,
    Чтоб смирить плоть, совершаем, а Ты
    Ученикам позволяешь своим не поститься».
    «Могут ли скорбно те люди томиться,
    Что в жениховых друзьях состоят!
    Будет жених от них некогда взят,
    И тогда можно им будет поститься.
    И кому к ветхой одежде возмнится
    Ткань небеленую вдруг пришивать?
    Будет ту ризу она раздирать,
    Хуже дыра на ней стала бы вдвое;
    Или кто будет вино молодое
    В мех обветшалый некрепкий вливать,
    Может легко оно мех разорвать,
    И вот погибло б и то, и другое -
    Старый тот мех и вино молодое;
    Чтоб сохранились и мех, и вино,
    В мех оно новый вливаться должно», -
    Ученикам Иоанна Христос
    Так отвечал на их грубый вопрос.
    
    Некий начальник тогда приступил
    И, поклонившись Христу, говорил:
    «Дочь моя в смертной скончалася муке,
    Но Ты приди, возложи свои руки,
    Чтобы к ней жизнь возвратилась опять».
    Благоволил Иисус тогда встать
    И пойти с учениками своими.
    И когда шел он к начальнику с ними,
    Женщина здесь находилась одна,
    Кровотеченьем страдала она
    Лет уж двенадцать; к Христу приступила
    Сзади она и коснуться решила
    Тайно лишь края одежды Его,
    Твердо надеяся, что от того
    Будет она от недуга здорова;
    Но от Христа то не скрылось святого,
    Женщину Он, обратясь, увидал
    И ей с любовию тотчас сказал:
    «Дщерь моя, ныне ободрись душою,
    Ты спасена своей верой живою».
    И исцелилась больная при том.
    Прибыл Спаситель к начальнику в дом,
    Там раздавалися звуки свирели,
    Люди толпой суетяся шумели;
    Выслал тогда Искупитель их вон,
    Строго заметил при этом им Он:
    «Сном, а не смертью объята девица».
    А они стали над Ним все глумиться.
    А когда вышел из дома народ,
    Взял Он за руку девицу в час тот,
    Встала она, о событье чудесном
    Скоро узнали в краю том окрестном.
    
    Двое слепцов за Спасителем шли,
    Как удалялся из той Он земли;
    «Умилосердись над нами, Мессия!» -
    Господу громко взывали слепые.
    В доме Он скрылся, но эта чета
    Также и здесь умоляла Христа;
    «Есть ли в вас вера, что силен Я зренье
    Дать вам?» — спросил их Владыка творенья;
    «Да», — те сказали; коснувшись к очам,
    Молвил Он: «Зренье даруется вам
    С верою вашей согласно живою»;
    Очи отверзлись у них той порою,
    Строго Господь им тогда приказал,
    Чтобы о чуде никто не узнал;
    Но они, выйдя, о деле чудесном
    Всюду знать дали в пределе окрестном.
    
    Как от Христа эти люди ушли,
    Мужа немого к Нему привели;
    Беса изгнал Иисус из больного,
    И получил он тотчас же дар слова,
    И вот народ изумляться весь стал,
    «Не было так никогда, — он сказал, -
    В нашем народе до этих времен».
    А фарисеи сказали, что Он
    Силой бесовской духов изгоняет.
    
    Проходил Иисус города и селенья,
    В синагогах свое предлагая ученье,
    Весть благую о царстве небес приносил
    И при этом недуги людские целил.
    Как увидел толпы Повелитель созданья,
    То великое к ним возымел состраданье,
    Что подобны овцам захудалым они,
    Что в пустынях без пастыря бродят одни.
    И вот ученикам тут заметил Владыка:
    «Дал Всевышний теперь урожай нам великий,
    Но немного жнецов, так молите Его,
    Чтоб их дал Он для поля скорей Своего.
    
    Глава 10.
    
    И призвавши двенадцать Он учеников;
    Дал им власть изгонять всех нечистых духов,
    Также силою Он их облек исцеленья
    От недугов спасать и от всех неможений.
    Имена же двенадцати суть таковы:
    Первый Симон иль Петр, и Андрей, брат его,
    Зеведея сыны Иоанн и Иаков,
    Потом Варфоломей, да Филипп и Фома,
    Матфей мытарь, Иаков Алфеев, Леввей,
    Называемый также Фаддеем, и Симон,
    Кананита носил он в народе прозванье,
    А последний Иуда, что Искариотом
    Назывался и предал впоследствьи Христа.
    
    Когда этих двенадцать Господь посылал,
    То такия Он им наставления дал:
    К самарянам, к язычникам вы не ходите,
    К овцам дома Израиля паче идите,
    К тем, что гибнут во тьме и пороках своих,
    Возвещайте, что царствие близко для них,
    Всех больных, прокаженных у них исцеляйте,
    Мертвецов воскрешайте, бесов изгоняйте,
    Даром эту я вам сообщал благодать,
    Даром также и вы должны помощь давать.
    Серебра, или злата, иль меди с собою
    Не берите; со всякой разстаньтесь сумою,
    Также с лишней одеждой и даже с жезлом,
    Будет труженик добрый пропитан Творцом.
    Войдя в город чужой иль селенье, узнайте
    Дом, достойный Меня, и тогда пребывайте
    В нем до тех пор, когда удалиться должны
    В край другой из той будете вы стороны.
    В дом входя, мир в приветствье ему посылайте,
    Если будет достоин тот дом, тогда знайте,
    Непременно приидет ваш мир на него;
    А окажется он недостойным того,
    К вам ваш благостный мир возвратится обратно;
    Если ж вас где-нибудь люд не примет развратный,
    Не захочет и слышать из уст ваших слов,
    Тогда, выйдя из тех городов иль домов,
    Прах на них с ваших ног отрясите сурово,
    И запомнить прошу мое верное слово,
    Что отраднее будет Содому в день судный,
    Нежель людям страны разращенной и блудной.
    Как овец средь волков посылаю Я вас,
    Будьте же мудры, подобны змеям, всякий час,
    И, как голуби, кротки и чисты быть тщитесь,
    И смотрите лукавых людей берегитесь,
    На судилища вас повлекут всех они,
    И бить будут жестоко в собраньях в те дни,
    И к властям поведут вас за имя Христово
    Возвестить всем народам земным Мое слово;
    Вы ж тогда не заботьтесь о том наперед,
    Что сказать и как дать перед властью отчет,
    Слово нужное дастся вам в то же мгновенье,
    Дух Отца Моего вам подаст вразумленье.
    Брат предаст тогда брата, отец — своих чад,
    И родителей дети, возстав, умертвят;
    И не взлюбит весь мир за Мое вас ученье,
    Но тот, кто все претерпит, обрящет спасенье.
    Когда станут в каком-нибудь месте вас гнать,
    Тогда надо вам будет в другое бежать,
    Города не успеете кончить родные,
    Как величье свое уж откроет Мессия.
    Разве может раб выше властителя стать
    Иль учащийся верх над учителем взять?
    Если сам Господин наречен Сатаной,
    То рабов Его клички сподобят какой?
    Так не бойтесь врагов, проповедуйте смело,
    Не бывает на свете столь тайнаго дела,
    Чтобы скрытым осталось навек от людей,
    Не скрывайте ж Моих благодатных речей,
    Что во тьме говорю, то во свете скажите,
    И что в ухо шепчу, на весь мир возвестите,
    И не бойтеся тех, кто лишь тело убьют,
    А душ ваших от вас никогда не возьмут;
    Бойтесь больше Того, кто и душу, и тело
    Ввергнуть может в геенну за гнусное дело.
    Один асс паре птичек вот этих цена,
    Но без Бога из них не умрет ни одна,
    У людей же и волосы Он головные
    На учете хранит; так не бойтесь, людския
    Ему жизни ценней, чем птиц многих семья.
    Итак, тот, кто почтит пред людьми здесь Меня,
    В небесах пред Отцом почтен будет он Мною.
    Кто ж отречься дерзнет теперь робкой душою,
    От того отрекуся и Я пред Отцом.
    Не мечтайте, прошу вас, в уме вы своем,
    Что Я мир дать явился в пределы земные;
    Нет, не мир, а вражду Я и брани лютыя
    Послан в мире земном в эти дни положить,
    Чтоб отца с его сыном родным разделить,
    Мать и дочь ненавидеть друг друга заставить,
    Во вражду со свекровью невестку поставить,
    Чтоб страшились домашних своих, как врагов.
    Кто отца или мать, дочерей и сынов
    Станет большей любовью дарить, чем Меня,
    Недостойными тех признаю себя Я,
    И того Я презрением также покрою,
     Кто креста не возьмет, но идет вслед за Мною.
    Потеряет жизнь тот, кто ее сбережет,
    А утративший жизнь для Меня, тот ее обретет.
    Тот, кто вас принимает, Меня принимает,
    А принявший Меня — и Отца почитает.
    Кто пророка достойного честью почтит,
    Того мздою пророка Господь одарит;
    Тот, кто мужа за святость его почитает,
    Тех такою же мздой, как его, увенчает
    Мзды, поверьте Мне, Он даже тех не лишит,
    Кто лишь чашей холодной воды напоит
    Вас, как учеников Его Сына святого.
    
    Глава 11
    
    Как кончил Господь наставленья
    Двенадцати ученикам,
    Пошел возвещать Он ученье
    В то время по всем городам.
    Услышал Креститель в темнице
    О всем, что Христос совершал
    Своею всесильной десницей;
    Двух учеников он послал
    Тогда ко Христу, вопрошая:
    «Ты ль Тот, кому должно придти,
    Иль сила имеет другая
    Людей и всю землю спасти?»
    «Подите, скажите пророку, -
    Сказал Господь этим послам, -
    Что видеть здесь вашему оку
    И слышать пришлося ушам:
    Чудесно слепцы прозревают,
    Проказы отходит недуг,
    Хромые ходить начинают,
    Глухим возвращается слух,
    Умершим дается возстанье
    И бедный ликует народ,
    И счастлив, кто, бросив шатанье,
    Во Мне утвердившись, живет».
    Когда те послы удалились,
    Учить стал Спаситель народ:
    «Зачем вы в пустыню стремились?
    Тростник ли смотреть, что у вод
    Колышется тамо ветрами?
    Иль мужа того увидать,
    Что мягкими любит плащами,
    Изнежась, себя облекать?
    В пустыне безлюдной и строгой
    Не будет такой обитать,
    Он царского жаждет чертога,
    Чтоб там пред другими блистать.
    Кого ж ваше видело око?
    Пророка небесных высот?
    Да, верно! И больше пророка;
    Он, знайте, посланник есть тот,
    О коем то сказано слово:
    «Пошлю Я посла пред Тобой,
    Чтоб было Тебе все готово»;
    И верен глагол мой святой:
    Еще не являлось такого
    В рожденных женами, как он,
    И все ж сыном царства Христова
    Он будет легко превзойден;
    От дней Иоанна широко
    Открыта ведь к царствию дверь,
    И все его силой глубокой
    Любви восхищают теперь.
    Креститель Илья есть великий,
    Котораго в мир сей послать
    Небес обещал вам Владыка,
    Прошу Я вас это понять.
    Кому ж уподобить род злобный
    Мне этих неверных людей?
    Не малым ли детям подобны
    Они, что среди площадей
    Сидят и товарищей кличут
    И так им с досадою хнычут:
    «Играли мы вам на свирели,
    А вы не плясали в тот раз,
    Плачевныя песни мы пели,
    А вы не грустили для нас».
    Явился к ним постник великий,
    Что пищи почти не вкушал,
    И стан их безумный и дикий
    Его бесноватым назвал.
    Является тот перед ними,
    Кто пищу вкушает и пьет,
    Поносит словами такими
    Его развращенный их род:
    «Он похотью низко страдает,
    Ест много, а также и пьет,
    К Себе мытарей приближает
    И прочий подобный им сброд»;
    Но мудрость не может сокрыться,
    Сынами ея она чтится.
    Тогда Повелитель созданья
    Стал те укорять города,
    В которых чудесных деяний
    Всех больше явил Он тогда:
    «О, ты Вифсаиды развратный
    И злой Хоразина народ!
    Ведь если б свой свет благодатный
    В Сидоне и Тире в век тот
    Явил Я, то их населенье,
    Давно бы уж траур надев,
    К Царю обратилось творенья,
    Дабы утомить Его гнев,
    И будет им легче в день судный,
    Чем вашей стране безразсудной.
    О, Капернаум беззаконный!
    Вознесся ты к небу главой,
    Но к пропасти скоро бездонной
    Ты с выси низвергнешься той;
    Когда б ведь в Содоме такая
    Чудес дана бездна была,
    До сих пор страна эта злая
    Осталась бы, знаю, цела,
    И строже наказан Творцом
    Ты будешь, чем даже Содом».
    К Отцу Иисус в те мгновенья
    С такой обратился хвалой:
    «Тебе воздаю Я хваленье,
    Миров Повелитель святой,
    Ты тайн Своего провиденья
    Знать не дал умам мудрецов,
    Но светом его разумленья
    Сердца озарил простецов,
    Так было угодно, Владыко,
    Твоей благостыне великой!
    Все предал Отец Мне небесный,
    Но люди не знают, кто Я,
    Отцу одному лишь известны
    Вся слава и сила Моя;
    И Отчей не ведает славы
    Никто, кроме Сына Его,
    Да тех лишь, кому Я ум правый
    Познать дам Его божество.
    Приди же ко Мне угнетенный
    Грехом и печалью земной,
    Душе Я твоей удрученной
    Пошлю неизменный покой;
    Покорной душою несите
    Вы иго учений Моих,
    Пример с Моей жизни берите,
    Я сердцем беззлобен и тих;
    И дар неземного покоя,
    Тогда душа ваша найдет,
    Легко Мое иго святое,
    И бремя Мое не гнетет».
    
    Глава 12
    
    Раз в день субботнего покоя
    Шел Искупитель по полям,
    Ученики же на такое
    Тогда решились дело там:
    Проголодавшись, в тот миг стали
    Срывать колосья и вкушать;
    То фарисеи увидали
    И так осмелились сказать:
    «Как нарушать Ты им, Учитель,
    Даешь священных дней покой?»
    Врагам своим Христос Спаситель
    На это дал ответ такой:
    «Ужели вам не приходилось
    Читать в писании о том,
    Что в годы древние случилось,
    Как царь Давид, в Господень дом
    Войдя, ел хлебы предложенья,
    А всем известно, что есть их
    Дано законом позволенье
    Лишь для священников одних;
    Да и священники, во храме
    Служа в дни праздников для всех,
    Не чтут покоя теми днями,
    И то не ставится им в грех;
    Но перед вашими очами
    Здесь Тот, кто храмов выше всех;
    Когда бы вашими умами
    Вы смысл словес постигли тех:
    «Не жертв хочу от рук людских,
    Но милосердья дел святых».
    Но неповинных бы не стали
    Вы осуждать тогда людей,
    И без сомнения познали
    И то б вы мыслию своей,
    Что Человеческий Я сын
    И дней субботних господин».
    
    Как Он оттуда удалился,
    Вошел в одну из синагог;
    Больной тогда в ней находился,
    Владеть рукою он не мог.
    Возвесть желая обвиненье,
    Его здесь стали вопрошать:
    «Болящим можно ль исцеленье
    Во дни покоя подавать?»
    «Когда в субботу в ров случится
    Овце единственной упасть,
    То кто тотчас же не потщится
    Ее оттуда взять и спасть?
    Но человек овцы ничтожной,
    Конечно, лучше и ценней,
    Итак, и в дни покоя можно
    Творить добро для всех людей», -
    Так на вопрос Господь творенья
    Врагам лукавым отвечал;
    Потом вдруг властно повеленье
    Тому недужному Он дал:
    «Владей рукой своей больною», -
    В мгновенье руку он простер
    И стал владеть ей, как другою;
    А фарисеев злобный хор
    Тогда оставил дом собранья
    И совещаться тайно стал,
    Как погубить Царя созданья.
    Когда Господь о том узнал,
    То Он из тех мест удалился;
    Народ громадною толпой
    За ним в то время устремился,
    И исцелил Он той порой
    Всех немощных, дав повеленье
    О чудесах Его молчать,
    И так сбылося предреченье,
    Что восхотел Творец вам дать:
    «Вот Отрок Мой, Мой Раб избранный,
    Горит к Нему любовь Моя,
    Моей Он силой несказанной
    Научит правде все края;
    Не станет спорить Он сварливо,
    Не будет голос возвышать
    И с речью гордой и крикливой
    На стогнах града выступать;
    Не станет Он без сожаленья
    Разбитой трости сокрушать
    И света гаснущего тленья
    Навеки гордо угашать;
    И доведет святое дело
    Он до победного конца,
    И все к Нему прибегнут смело,
    Все будут чтить Его сердца».
    
    Был к Иисусу той порою
    Муж бесноватый приведен,
    Страдал он также слепотою,
    И немотой был поражен;
    Господь ему дал исцеленье,
    Он говорить и видеть стал;
    Народ, пришедши в изумленье,
    Об Иисусе так сказал:
    «Он Богом посланный Мессия»;
    Но фарисеев злая рать,
    Слова услышавши такие,
    Так стала в час тот разсуждать:
    «Дал изгонять Ему то племя
    Вельзевул, князь злых духов»;
    Узнав об этом, Он в то время
    Так поучал своих врагов:
    «Коль в государстве разделенье
    На части вдруг произойдет,
    То, несомненно, в запустенье
    Оно в том случае придет,
    И с каждым домом тож случится,
    Коль сам в себе он разделится.
    И если князь бесов решился
    Своих подручных изгонять,
    В себе он, значит, разделился,
    И тьме его не устоять.
    Допустим, что Я сатаною
    Тьму изгоняю злых духов,
    Тогда-то силою какою
    Сонм ваших делает сынов?
    Осудят вас они сурово;
    А коль Творец власть ту Мне дал,
    Свет, значит, царствия Христова
    Он вам с небес уже послал.
    Тот, кто в дом сильнаго захочет
    Проникнуть, чтоб добро отнять,
    О том сначала пусть хлопочет,
    Чтоб мужа этого связать,
    Тогда лишь он войдет в тот дом
    И завладеет всем добром.
    Кто быть со Мною не желает,
    Тот есть уже противник Мой,
    И кто со Мной не собирает,
    Тот расточитель есть уж злой.
    И Я сказать вам должен строго:
    Придет прощение от Бога
    За все хулы и прегрешенья,
    Кто ж Духа Божия хулит,
    Тому верховный Царь творенья
    Его безумства не простит;
    На человека скажешь слово,
    Простит тебя Творец всегда;
    На Духа ж скажешь всесвятого,
    Не жди прощенья никогда
    Ни в этой жизни скоротечной,
    Ни в век грядущий безконечный.
    Раз добрым дерево считаешь,
    Тогда и плод таким считай,
    А коль худым его признаешь,
    И плод его худым признай;
    Ведь по плодам себе сужденье
    Мы составляем о растенье.
    Ехид свирепых порожденья!
    Чего от вашей злобы ждать?
    Какое доброе сужденье
    Ваш ум развратный может дать?
    Ведь то лишь, чем душа полна,
    Выносит чрез уста она.
    Злой человек выносит злое
    Из глубины души своей,
    А муж святой — тот лишь святое
    Нам может вынести из ней.
    И помнить надо, что в день судный
    Во всех словах ты дашь отчет,
    Какия ныне безразсудно
    Язык твой праздный изнесет;
    Слова твои и оправданье,
    И осужденье принесут,
    Когда Всевышний Царь созданья
    Творить над миром будет суд».
    
    Тут фарисеев стан безчестный,
    Законоведов также сонм
    Христа просили, чтоб чудесно
    Явил им знамение Он.
    Сказал Он им такое слово:
    «Чудес ваш ищет злобный род,
    Не дастся чуда никакого,
    Поверьте Мне, с святых высот
    Вам, кроме знаменья Ионы:
    Как заключен был на три дня
    Он в чреве китовом в дни оны,
    Подобно этому, и Я
    В земле остануся три дня.
    На суд возстанет Ниневия
    В день оный с родом этим злым,
    Осудит души их слепые
    Она раскаяньем своим;
    Вразумлена была речами
    Она посланника того,
    Но ведь пред вашими очами
    Здесь Тот, кто более Его.
    Возстанет Савская царица
    На суд со станом вашим злым,
    Когда же будет с ним судиться,
    То верх возьмет она над ним:
    Та приходила издалека
    Для Соломоновых речей,
    Но зрит Того ведь ваше око,
    Кто Соломонов всех мудрей.
    Как из больного бес выходит,
    Быв силой Божьей удален,
    То по местам пустынным бродит,
    Себе покоя ищет он;
    Но, не найдя он такового,
    Так говорит в себе самом:
    «Войду опять в того больного,
    В свой возвращуся прежний дом».
    Когда ж в порядке обретает
    Он прежний дом, тогда с собой
    Семь духов злейших забирает,
    И, поселясь в душе больной,
    Там с ними вместе обитает;
    Теперь душе несчастной той
    Он горя больше причиняет,
    Чем делал прежнею порой;
    Должна и ваша злая рать
    Себе такого ж горя ждать».
    
    Еще не кончил Царь созданья
    С народом этим толковать,
    Как, добиваяся свиданья,
    К Нему пришла родная мать,
    А также братья, той порою
    Пишлось им всем вне дома быть.
    Сказали Господу: «С Тобою
    Хотят родные говорить».
    Ответил речью Он такою:
    «Кто братья Мне, и кто Мне мать?»
    Благоволил потом рукою
    На бывших с Ним Он указать
    И рек: «Вот кто Мои родные:
    Кто пожелает исполнять
    Творца веления святые -
    Тот Мне сестра, и брат, и мать.
    
    Глава 13
    
    
    Дом оставив, в тот день удалился
    Искупитель на берег морской;
    ……..
    И, переправясь чрез море, пришли
    К берегу Геннисаретской земли;
    Люди тех мест Иисуса узнали
    И о Нем весть по окрестности дали,
    И приносить к Нему стали больных,
    И умоляли, чтоб риз хоть Своих
    Дал Он коснуться, и кто прикасались,
    Те от недугов своих исцелялись.
    
    
    Глава 15
    
    
    Пришли к Христу одновременно
    Из стен самой столицы тут
    Законоведов род надменный
    И фарисеев злобный люд,
    И обратилися с словами:
    «Зачем преданьям вопреки
    Хлеб с неумытыми руками
    Твои едят ученики?»
    «А как же стан ваш для преданья
    То дерзко учит нарушать,
    Что Сам Творец и Царь созданья
    Велел издавна соблюдать?
    Дал нам Он строгое веленье
    Отца и матерь почитать
    И все безумные хуленья
    На них злой смертию карать;
    Вы ж говорите: «Кто сказал бы:
    «Дал вещи те я в дар Творцу,
    Что получить Отец желал бы»,-
    Тот может их не дать отцу»;
    Так для преданья вы пустого
    Презрели волю Всесвятого.
    Как хорошо, род лицемерный,
    О вас сказал в те дни пророк:
    Ко мне ты близок, люд неверный,
    Устами, но душой далек;
    Мои отвергнув повеленья,
    Напрасно чтите вы Меня,
    Свои ничтожные ученья,
    Людские вымыслы храня».
    Врагам сказал так Царь созданья,
    Потом толпу Он подозвал,
    И ей такое назиданье
    В то время властно преподал:
    «Прошу вас крепче Мне внимать
    И смысл речей Моих понять:
    Что нам в уста снаружи входит,
    То нас не может осквернить,
    Лишь что у нас из уст выходит,
    Способно душу загрязнить».
    Ученики тут обратились
    Со словом к Господу таким:
    «Ведь фарисеи соблазнились
    Сейчас учением Твоим».
    А Он сказал им : «Те растенья,
    Что не Отцом насаждены,
    Как срок придет, без замедленья
    Все будут Им истреблены;
    Оставьте их — вождя слепого
    Толпы подобных им слепцов;
    А коль слепец слепца другого
    Возьмется весть, то оба в ров,
    Конечно, скоро упадут».
    А Петр Христу так молвил тут:
    «Дай той нам притчи объясненье,
    Что Ты народу предложил»;
    «Ужель и в вас нет разуменья, -
    Ему тогда Он возразил, -
    Еще ль вам это непонятно,
    Что все, входящее в уста,
    Во чрево входит и обратно
    Выходит в тайные места;
    А что из уст у нас выходит,
    Из сердца это все идет,
    Оно-то в душу к нам и вводит
    Всю тьму греховных нечистот;
    Ведь не из сердца ль мысли злыя,
    Убийства, кражи, клевета,
    Ругательств срам, слова дурныя,
    Разврат, блуда нечистота;
    Вот душу что сквернит людскую,
    А рук не вымыв, пищу есть -
    Ужели скверну, то какую
    Способно людям в сердце внесть?»
    
    Пределы Тира и Сидона
    Потом учитель посетил,
    Когда страной той отдаленной
    Он в это время проходил,
    Его там, выйдя, увидала
    Раз хананеянка одна,
    И так вослед Ему кричала,
    Бедою злой удручена:
    «Помилуй, Господи, меня,
    От беса страждет дочь моя!»
    Но ничего Благословенный
    На это ей не отвечал,
    И приступивши дерзновенно,
    Тут сонм апостолов сказал:
    «Скажи ей что-нибудь, Учитель,
    Ужель не слышишь крик ея?»
    «Не этих, — молвил им Спаситель, -
    Спасать на землю послан Я,
    Но тех овец заблудших племя,
    Что дом Изралиев таит».
    Жена подходит в это время
    И, поклонившись, говорит:
    «Пошли мне помощь, Исцелитель»;
    «Не хорошо, — на это ей
    Сурово молвил Искупитель, -
    Взять хлеб с трапезы у детей
    И бросить стае псов презренной».
    Сказала женщина в ответ:
    «Конечно, это несомненно,
    Но ведь и в том сомненья нет,
    Что псы те крохи подбирают,
    Что под трапезу упадают».
    «Ты дивной верой обладаешь, -
    Сказал Господь на это ей, -
    Даю тебе, чего желаешь».
    И исцелилась дочь у ней.
    
    Из мест Спаситель хананейских
    В родную вновь пришел страну,
    И здесь у вод Он галилейских
    Взошел раз на гору одну;
    К нему стеклося той порою
    Немало тысяч человек,
    Имея множество с собою
    Недужных всяких и калек;
    К стопам Христа их положили,
    И исцеленье Он им дал.
    Как все здоровье получили,
    То изумляться люд тот стал
    И воздавать Творцу хваленье
    За то, что речь Он дал немым,
    Очам ослепшим свет прозренья
    И дар хождения хромым.
    Господь же, сжалясь над толпою,
    Ученикам сказал Своим:
    «Три дня они уже со Мною,
    А есть тут нечего ведь им;
    Когда с желудками пустыми
    Я дам отсюда им уйти,
    Беда случиться может с ними,
    Они ослабнут на пути».
    Ученики же отвечали
    С недоумением Ему:
    «Откуда б хлеба мы здесь взяли,
    Чтоб напитать народа тьму?»
    Тогда Господь спросил: «А сколько
    Найдется хлебов здесь у них?»
    Они ответили: «Семь только,
    Да рыб немного небольших».
    И вот Он отдал повеленье
    Возлечь на землю тем толпам,
    Вознес над хлебами моленье,
    И, преломив, ученикам
    Их отдал, давши повеленье
    Всем возлежавшим их раздать;
    И ели все до насыщенья,
    Причем кусков еще набрать
    Семь коробов тогда успели,
    Четыре тысячи мужей
    Между тем пищу эту ели,
    Жен не считая и детей.
    Явив Спаситель это чудо,
    Народ немедля отпустил,
    Потом сел в лодку, и отсюда
    В края Магдалы Он приплыл.
    
    
    Глава 16
    
    
    И фарисеи приступили
    Здесь с саддукеями к Нему
    И с неба знаменья просили
    Дать по неверью своему.
    «Настанет ведро, небо красно», -
    Под вечер род ваш говорит.
    А утром: «Будет день ненастный,
    Багров и мрачен неба вид»;
    Умеет род ваш лицемерный
    Явленья неба разбирать,
    Так как поры он безпримерной
    Примет не может увидать?
    Ждет чуда род ваш развращенный,
    Не дам чудес Я никаких,
    Вам, кроме знаменья Ионы», -
    Так на слова врагов своих
    Тогда ответил Царь творенья,
    И в то ж оставил их мгновенье.
    
    Ученики ж Его с собою
    Забыли в тот раз хлеба взять,
    И начал этою порою
    Их так Спаситель поучать:
    «Прошу закваски фарисейской
    Я вас всемерно избегать,
    А вместе с ней и саддукейской»;
    Они же стали помышлять:
    «За тем сказал Он это слово,
    Что хлеба мы забыли взять»;
    Узнав их мысли, Он сурово
    За то их начал укорять:
    «Что вы душою маловерной
    О хлебах мыслите своих?
    Как память ваша о безмерной
    Не помнит силе рук Моих?
    Ужели вы уж позабыли
    Число наполненных корзин,
    Когда пять хлебов накормили
    Пять тысяч вдоволь там мужчин?
    Когда ж семь хлебов напитали
    Четыре тысячи голов,
    То сколько там тогда набрали
    С кусками хлеба коробов?
    Как не могли вы догадаться
    Что не о хлебе Я сказал,
    Когда дрожжей остерегаться
    Я вас людей тех поучал?»
    Лишь после этого внушенья
    Постигнуть разум их успел,
    Что под закваскою ученье
    Врагов Своих Он разумел.
    
    В краях Кесарии Филипповой был
    Господь раз, и учеников там спросил:
    «Скажите, кем люди меня почитают?»
    «Одни Иоанном Тебя величают,
    Иной Илией, Еремией другой,
    И все полагают, что Муж Ты святой», -
    Так ученики Иисусу сказали;
    «А вы Меня кем, — продолжал Он, — признали?»
    И Симон ответил Ему на вопрос:
    «Ты Сын всемогущего Бога, Христос».
    Господь же сказал ему слово такое:
    «Блаженство ты Симон обрел неземное,
    Не разум открыл тебе это людской,
    Но сущий на небе Отец Мой святой».
    И вот тебе, Симон, Я ныне открою:
    «Ты — камень, на коем Я церковь устрою,
    И адския силы не сдвинут ея.
    Дам царства Христова ключи Тебе Я,
    И что запретишь ты, и Бог запретит,
    А что разрешишь, то и Он разрешит».
    Но ученикам запретил тут Спаситель
    Другим говорить, что Он есть Искупитель.
    
    С тех пор Он апостолов начал учить,
    Что должен Он скоро в столицу отбыть,
    Что будет отвергнут Он тамо властями
    И много постраждет от них теми днями,
    Что будет Он даже тогда умерщвлен,
    Но что через три дня воскреснет там Он.
    Но Петр, отозвав Его в эти мгновенья,
    Осмелился сделать на то возраженье:
    «Бог милостив, Он не допустит того».
    Но так обратясь, укорял Он его:
    «Уйди от Меня, искуситель лукавый,
    Что речью Меня соблазняешь неправой?
    Не неба ты ищешь святой высоты,
    Но мира земного пустой суеты».
    А прочим такое Он дал назиданье:
    «Тот должен себя совершенно забыть
    И бремя креста на себя возложить,
    И всяк, кто жалеть и блюсти себя будет,
    Себя на погибель тот злую осудит;
    Кто ж жизнь потеряет за имя Мое,
    Навек тот спасет, несомненно, ее.
    Пусть мир весь себе человек приобрел бы,
    Какой от того он прибыток нашел бы,
    Когда свою душу бы он погубил,
    В страстях и пороках ей жить допустил,
    Ужель какой выкуп он может представить,
    Чтоб душу от гибели в день тот избавить,
    Как Сын человеческий в славе придет
    С безплотною силой с небесных высот,
    За тем, чтобы суд произвесть над вселенной
    И всем по делам их воздать непременно;
    И Я уверяю, что есть тут иные,
    Что смерти не вкусят еще, как Мессия
    Являть свое славное царство начнет».
    
    
    Глава 17
    
    
    Когда же минуло дней шесть с той поры,
    Возвел на вершину высокой горы
    С Собой Он Петра и сынов Зеведея
    И преобразился пред ними: белея,
    Блистали, как свет, одеянья Его,
    А лик, словно солнце, сиял у Него,
    И вот Моисей с Илиею явились
    И с словом они ко Христу обратились,
    Петр также сказал Иисусу тогда:
    «Прекрасно б остаться здесь нам навсегда,
    Построим же тут, если хочешь, три кущи
    Пророкам святым и Тебе, Всемогущий».
    Когда еще Петр так Христу говорил,
    Вдруг облак явился и их осенил,
    И глас был из облака в эти мгновенья:
    «Он Сын Мой любимый, Его повеленья
    Покорною слушать должны вы душой».
    Апостолы, голос услышав такой,
    На землю лицом своим тотчас упали
    И страх чрезвычайный тогда испытали;
    Но к ним подошел Иисус в этот миг,
    Рукою своею коснулся до них,
    «Вставайте, не бойтесь», — при этом сказавши,
    Они ж, свои взоры в то время поднявши,
    Увидели только Христа пред собою.
    
    Когда же сходили с горы они той,
    Им отдал Спаситель тогда повеленье:
    «Молчите об этом чудесном виденье,
    Пока не возстанет из мертвых Христос».
    Они же Ему предложили вопрос:
    «Но как племя книжников нас поучало,
    Что должен прийти Илия к нам сначала?»
    «Да, верно, — сказал Он, — придет тот пророк,
    Дабы все, что надо, устроить в свой срок.
    Но Я вам скажу, что Илья уж явился,
    Но род сей его не познал и решился
    Все то над ним сделать, чего лишь желал;
    И Сын человеческий (тут Он сказал)
    От них также много претерпит мучений».
    И поняли ясно они в то мгновенье,
    Что Он о Крестителе им говорил.
    
    Когда ж Он к народу тогда подходил,
    То некто, к Нему подойдя, поклонился
    И с речью такою тогда обратился:
    «Прошу Тебя, сжалься над сыном моим,
    Припадки бывают жестокие с ним,
    Он от лунатизма ужасно страдает,
    В огонь или в воду тогда попадает.
    Я к ученикам Твоим сына привел,
    Но помощи нужной от них не нашел».
    Воскликнул тогда Искупитель вселенной:
    «О, род развращенный, неверный, растленный,
    Доколе же с вами мне надобно жить
    И долго ль Мне злобный ваш грех выносить?
    Ведите, однако, сюда немощного!»
    Как властное молвил Господь ему слово,
    Так вышел из отрока демон лютой,
    И спасся он тотчас от немощи той.
    Когда же Спаситель был в уединенье
    Спросили апостолы в недоуменье:
    «Как беса того не могли мы изгнать?»
    Изволил на то им Учитель сказать:
    «Причина тому — есть неверие злое,
    Заметьте, прошу, Мое слово святое:
    Хоть вера с зерно в вас горчицы была,
    Все ж вы б неземные творили дела;
    Сказали горе вы: «Подвинься отсюда», -
    И тотчас вы б это увидели чудо,
    И все б для вас стало возможно тогда.
    Бесов же, запомните раз навсегда,
    Смиряют лишь силой молитв и поста».
    
    Когда в Галилее Господь пребывал,
    Так учеников Он своих поучал:
    «Я в руки людския быть предан имею,
    И буду убит Я, но силой Своею
    Возстану из мертвых на третий Я день».
    И скорби великой легла на них тень.
    
    Как в Капернауме Господь находился,
    То сборщик с вопросом к Петру обратился:
    «Учитель не даст ли дидрахму на храм?»
    «Да», — молвил ему он на это, а сам
    Направился в дом к Нему теми часами;
    Едва пред Христовыми стал он очами,
    Вопрос вдруг услышал такой от Него:
    «Скажи Мне, земные владыки с кого
    Налоги иль дани себе собирают,
    Платить их сынов иль чужих заставляют?»
    «Конечно, чужих», — Ему Петр отвечал;
    Спаситель же, речь продолжая, сказал:
    «Дана, значит, Сыну от дани свобода,
    Но чтобы в соблазн не ввести нам народа,
    Пойди сейчас к морю и уду закинь,
    Как рыбу поймаешь, то из роту вынь
    Статир у нея ты, какой там найдешь,
    Его за меня и себя ты внесешь».
    
    
    Глава 18
    
    
    Приступил к Христу со словом
    Лик апостолов в тот миг:
    «Кто во царствии Христовом
    Будет выше всех других?»
    Он дитя тогда поставить
    Посреди них поспешил
    И, чтоб мысли их исправить,
    Так в то время их учил:
    «Коль не будете, как дети,
    Не изменитесь душой,
    Не дано вам будет в свете
    Жить грядущей славы той;
    Так вот кто душой смирится,
    Как младенец немощной,
    Тот всех больше учинится
    В дни той славы неземной;
    И кто, знайте, принимает
    Для Меня детей таких,
    Тот Меня там почитает.
    Кто ж греху научит их,
    Кары тем грозят лютыя,
    Так что было бы для них
    Лучше с жерновом на вые
    Потонуть в водах морских.
    Мир земной не обойдется
    Без беды соблазнов злой,
    Все же горько тем придется,
    Кто в грех вводят род людской;
    Так нога иль руки даже
    Коль начнут смущать тебя,
    Отсеки их ты тогда же
    И брось дальше от себя:
    Лучше в жизнь войти увечным,
    Без ноги или без рук,
    Нежель, их имея, в вечном
    Там огне томиться мук;
    Вырви даже глаз жестоко,
    Коль начнет он в грех вводить:
    Лучше в жизнь войти без ока,
    Чем с ним век в геенне быть.
    Так хотя бы и ничтожны
    Были кто в очах людских,
    Все же будьте осторожны,
    Презирать не смейте их,
    Ибо ангелы их дивно
    Пребывают близ Творца,
    Созерцая непрерывно
    Чудный свет Его лица;
    Да и Я пришел в мир тленья
    Не затем ли, чтобы дать
    Всем заблудшим свет спасенья,
    Возвратив к Отцу опять?
    И такое Я сравненье
    Привести бы вам желал:
    Сто овец в своем именье
    Раз хозяин содержал,
    И, отставши, заблудилась
    Как-то вдруг одна из них;
    Как несчастие случилось,
    Он оставил остальных
    И отправился на горы,
    Чтоб заблудшую искать,
    И, когда нашел, в те поры
    Стал о ней он ликовать,
    И была ему отрада
    От заблудшей в этот миг
    Больше, чем ему все стадо
    Доставляло остальных;
    Так и Мой Отец превечный
    Любит падших чад своих
    И не хочет безсердечно,
    Чтобы кто погиб от них.
    Если ж брат твой провинится
    В чем-нибудь перед тобой,
    То как только то случится,
    Ты свиданье с ним устрой
    Где-нибудь в уединенье
    И ему там попеняй.
    Примет он твои внушенья -
    Братом вновь его считай.
    Если ж слова обличенья
    Он не примет твоего -
    Пригласи для подкрепленья
    Двух еще иль одного.
    Презрит он и их упорно -
    Церкви дело передай,
    Презрит он и суд соборный -
    Ты его тогда считай
    Чуждым общества Христова,
    Избегай, как мытарей
    Иль язычника слепого,
    С ним общенья не имей.
    И Мое нелживо слово:
    Что ваш суд здесь запретит,
    То и Бога Всесвятого
    Суд на небе воспретит,
    И что суд ваш разрешит,
    Быть тому и Бог велит.
    И еще скажу вам слово:
    Если Господа святого
    Двое вступят в соглашенье
    О чем-либо умолять,
    Соизволит все прошенья
    Он тогда их услыхать,
    Ибо там, где два иль трое
    Соберутся для Меня,
    В это общество святое,
    Верьте Мне, приду и Я».
    
    Петр Создателю творенья
    Так дерзнул тогда сказать:
    «Сколько раз мне прегрешенья
    Можно ближнему прощать?
    Может быть, лишь седмикратно?»
    Так Петру Он отвечал:
    «Нет! Отцу небес приятно,
    Чтоб без счета ты прощал,
    И Он так поступит с вами,
     Как годов минувших в старь
    Со своими должниками
    Поступил однажды царь;
    Со своими раз рабами
    Счеты свесть задумал он,
    И вот этими был днями
    Раб один к нему введен;
    Тьму талантов он владыке
    Был обязан уплатить,
    Но тогда он столь великий
    Долг не в силах был покрыть,
    И царь отдал повеленье
    И его с женой продать,
    И детей, и все именье,
    Чтобы с счета долг списать.
    Но взмолился в те мгновенья
    Тот, царю упав к ногам:
    «Государь! Имей терпенье,
    И я все тебе отдам».
    Состраданием объятый,
    Царь тогда простил его,
    Но, как вышел из палаты
    Тот владыки своего,
    То на улице собрата
    Вдруг он встретил одного,
    Что, нуждаясь, взял когда-то
    Сто динаров у него.
    И тогда его за шею
    Он, схватив, остановил
    И, давя рукой своею,
    Уплатить заем просил.
    Но вознес тогда моленье,
    Тот, упав к его стопам:
    «Брат, имей ко мне терпенье,
    И я долг тебе отдам».
    Но, не вняв таким моленьям,
    Должника он вверг в тюрьму,
    Чтоб принудить злым мученьем
    Уплатить тот долг ему.
    О расправе столь жестокой
    Услыхав раба того,
    Возмутилися глубоко
    Все товарищи его,
    И царю о злодеянье
    Разсудилось им донесть,
    А тот отдал приказанье
    Во дворец раба привесть
    «Раб лукавый, — царь тут грозно
    Злое сердце то учил, -
    Умолял меня ты слезно,
    И я долг тебе простил,
    Должен был бы сожаленье
    И ты брату оказать,
    Как тебе я в те мгновенья
    Соизволил милость дать».
    И на пытки и мученья
    Ввергнул царь его в тюрьму,
    До уплаты в заключенье
    Приказавши быть ему.
    Точно так и Царь творенья
    Знайте, с вами совершит,
    Если кто из вас прощенья
    Не подаст своих обид.
    
    
    Глава 19
    
    
    
    Оставил потом Галилею
    И заиорданской страной
    Пришел Иисус в Иудею,
    Народа за ним той порой
    Большия толпы устремились;
    И многих Он тут исцелил.
    И вот фарисеи явились
    Однажды здесь к Господу сил.
    «По всякой ли можно причине, -
    Их сонм искушая спросил, -
    С женой разводиться мужчине?»
    И так их Учитель учил:
    «Ужель вы о том не читали,
    Что Бог, сотворивший людей,
    Едину чету лишь в начале
    Десницею создал Своей,
    И вот почему оставляет
    Родителей каждый своих,
    Супругу себе выбирает,
    К ней так прилепившись в тот миг,
    Что двое уж плотью одною
    Становятся дивно тогда;
    Итак, что Своею рукою
    Господь сочетал навсегда,
    Того человек не дерзает
    Пусть грубо теперь расторгать».
    А сонм тот Христу возражает:
    «Но ведь Моисей нам давать
    Разводныя письма позволил
    И так разводиться с женой».
    Ответить Господь соизволил
    На это им речью такой:
    «По грубости вашего нрава
    Вам то разрешил Моисей,
    В начале же не было права
    Такого дано для людей;
    Так знайте: кто брак расторгает
    Без любодеянья вины
    И в связи с другою вступает,
    От верной отрекшись жены, -
    Прелюбодеянье безспорно
    Такой человек совершит.
    И кто с разведенной позорно
    Стал жить бы, грех тот же творит».
    Сказали на это ученье
    Апостолы тою порой:
    «Когда таковы отношенья
    Должны быть у мужа с женой,
    Не стоит тогда и жениться».
    А Он им на это сказал:
    «Лишь те на это могут решиться,
    Кому то Господь даровал;
    Одни родились уж скопцами,
    Других оскопил человек,
    Но есть и такие, что сами
    Себя оскопили навек,
    Чтоб царствие Божия свято
    Всецелой душою искать,
    И тот, кто способен на это,
    Дерзнет пусть ту долю избрать».
    
    Детей приносили в то время
    Затем, чтоб молитву вознес
    И руки на юное племя
    Свои возложил бы Христос;
    Но ученики не хотели
    Детей ко Христу допускать;
    Узнавши об этом Он деле,
    Им строго изволил сказать:
    «Прошу, подходить не мешайте
    Младенцам ко мне немощным,
    Свет царствия Божия, знайте,
    Дан только сердцам таковым».
    Сказав так, Он руки святыя
    Тотчас на детей возложил,
    И путь свой направить в другия
    Отсюда места поспешил.
    
    И вот к Иисусу явился
    Вдруг юноша тою порой,
    «Учитель благий, — обратился
    Он к Господу с речью такой, -
    Какое мне дело благое
    Советуешь ты совершить,
    Чтоб царство Господне святое
    Мне было возможно вступить?»
    «Благ лишь Вседержитель небесный, -
    На это Господь отвечал, -
    Зачем же Меня неуместно
    Ты именем этим назвал?
    А если ты в царствие Бога
    Усердно желаешь вступить,
    Его ты волнения строго
    Для этого должен хранить».
    Спросил тот: «Какия ж веленья?»
    Господь же так речь продолжал:
    «Те, что Повелитель творенья
    Давно человечеству дал:
    Руки своей кровью собрата,
    Смотри, осквернять не дерзай,
    Страшись клеветы и разврата,
    Хищенья и краж избегай;
    Родителям честь воздавая,
    Всех ближних люби, как себя».
    Сказал тот, Христу отвечая:
    «Хранил все то с юности я,
    Что сделать бы должен еще я?»
    Спаситель ему возразил:
    «Тогда бы Я дело такое
    Исполнить тебе предложил:
    Раз хочешь ты быть совершенным,
    То все достоянье продай,
    Разстанься с сокровищем тленным,
    Его неимущим раздай,
    Богатства за то полнотою
    На небе ты будешь почтен,
    Потом приходи, и за Мною
    Ходи неизменно». А он,
    Слова услыхавши такия,
    Со скорбью ушел в тот же миг:
    Имел он стяжанья большия,
    Не смог отказаться от них.
    И учеников Правосудный
    Так стал в те минуты учить:
    «Да, очень богатому трудно
    В небесное царство вступить,
    Удобней в игольныя уши
    Верблюда заставить пролезть,
    Чем эти упорныя души
    В свет царствия Божия ввесть».
    В великом они изумленье
    Так стали тогда говорить:
    «Кому же возможно спасенье
    Тогда из людей получить?»
    Сказал Он: «Что силой ничтожной
    Не можете вы совершить,
    То силе небесной возможно,
    Все может Господь сотворить».
    
    Тут Петр возымел дерзновенье
    Такой вдруг вопрос предложить:
    «Оставили все мы именья,
    Дабы за тобою ходить,
    А что же нам будет за это?»
    Петру отвечал на то Он:
    «Поверьте, в дни чудного света,
    Когда Я возсяду на трон,
    На тронах и вы там со Мною
    Возсядите, чтобы судить
    Людей Моих властной рукою
    И славу со мною делить;
    И все, кто для царства Христова
    Оставят жену иль детей,
    Отца или брата родного,
    Дома иль участки полей, -
    Все люди такие стократно
    Получат от Господа благ,
    И жизни иной, благодатной
    Сподобит Он их в небесах,
    И те, кто здесь первыми были,
    Последними будут в те дни,
    А кто здесь последними слыли,
    Там первыми будут они.
    
    
    Глава 20
    
    И такое Я мог бы сравненье
    Привести, чтоб вам это понять:
    Вышел утром хозяин именья
    В виноградник рабочих нанять,
    И найдя, он вступил в соглашенье
    По динарию за день им дать
    И послал их работать в именье.
    Еще в третьем часу поискать
    Рук рабочих пошел он для сада
    И нашедши, туда их послал,
    «Заплачу за труды я, что надо», -
    Так хозяин при этом сказал.
    И в шестом он часу, и в девятом
    То же самое сделать решил;
    Наконец уж совсем пред закатом,
    Как одиннадцатый час наступил,
    Он, на рынок придя, удивился,
    Что стоит здесь незанятый люд,
    И с вопросом к нему обратился:
    «Что без дела стоите вы тут?»
    «Никому нас нанять нет охоты», -
    Господину тот люд отвечал
    «Так идите в мой сад для работы, -
    Он на это рабочим сказал. -
    За труды же дана будет плата
    Вам по мере положенных сил».
    Когда ж время настало заката,
    Управителя он пригласил
    И, с последних начав, расплатиться
    С нанятыми ему приказал;
    Тем, кто позже всех стали трудиться,
    По динарию он отсчитал.
    Те, кто утром пришли, полагали,
    Что им более будет дано,
    Но к досаде своей увидали,
    Что динарий им дан все равно,
    И роптать на хозяина стали:
    «Те работали час лишь один,
    Мы ж под зноем весь день прострадали».
    Отвечал им на то господин:
    «Что в неправде меня вы вините?
    Ведь динарий я вам обещал,
    Так возьмите свое и идите,
    Я ж и тех наградить пожелал
    Одинаковой платою с вами;
    Неужели мне кто запретит
    Поступать со своими деньгами,
    Как мне совесть моя повелит?
    И ужели вам так неприятно,
    Что я тем доброту оказал?»
    Будет так и в тот век благодатный, -
    Искупитель при этом сказал. -
    Кто последними в мире считались
    Будут первыми в оные дни,
    Кто же первыми здесь признавались,
    Там последними будут они,
    Ибо многих Всевышний позвал,
    Но тех мало, кого Он избрал».
    
    Как к столице Господь приближался,
    Раз апостолов Он отозвал
    И, когда без народа остался,
    Предреченье такое сказал:
    «Вот столица от нас недалеко,
    Власти злобной отдамся там Я,
    И, на смерть осудивши жестоко,
    Она выдаст неверным Меня.
    Те ж безумной душой поруганье
    Учинить надо Мною дерзнут
    И, кару совершив бичеванья,
    На кресте, пригвоздивши, распнут,
    Но воскресну, поверьте Мне, Я,
    Как пройдет после смерти три дня».
    
    В это время к Христу приступила
    Сыновей Заведеевых мать,
    Поклонясь вместе с ними, просила
    У Него она что-то ей дать;
    «Чего хочешь ты?» — молвил Спаситель.
    Отвечала она: «Повели,
    Чтоб сыны мои эти, Учитель,
    Как Ты станешь владыкой земли,
    С Тобой сели один одесную
    И ошуюю также другой».
    И, услышавши просьбу такую,
    Им сказал Искупитель святой:
    «Необдуманной просьбу Я вашу
    И искательством должен назвать,
    Пить вы можете ль скорбную чашу,
    Что имею Я скоро принять,
    И креститься великим крещеньем,
    Каким должен себя Я крестить».
    Отвечали они с дерзновеньем:
    «Можем это и мы совершить».
    «Да, испейте вы чашу святую
    И крещеньем креститесь Моим,
    Но с Собою вознесть одесную
    Не могу Я дать чадам Своим,
    То дается лишь волей небесной», -
    Так сказал им Спаситель при том.
    Как о просьбе узнал неуместной,
    Возмутился апостолов сонм.
    Подозвав, назиданье такое
    Разсудил им Господь преподать:
    «Как известно, начальство земное
    Любит власть над людьми проявлять,
    Но не так должно быть между вами,
    Но кто первым желает в вас быть,
    Те должны быть для прочих слугами,
    Как рабы им покорно служить.
    Ведь и Я Сам пришел не служенье
    От людей на земле принимать,
    Но чтоб им послужить и в спасенье
    Свою душу за многих отдать.
    
    Выходил Он из стен Ерихона,
    И народ шел за Ним без конца,
    Находились во время там оно
    Близ дороги, сидя, два слепца.
    О Христе услыхавши, слепые
    К Нему начали громко взывать:
    «Пожалей нас, великий Мессия».
    Стал им это народ запрещать;
    Но презревши они все прошенья,
    Еще более стали кричать;
    Став на месте, Владыка творенья,
    Их изволил к Себе подозвать;
    «Чего вы от Меня бы хотели?» -
    Вопросил Господь эту чету.
    «Чтоб скорей наши очи прозрели», -
    Они смело сказали Христу;
    И, исполнившись Он сожаленья,
    Прикоснулся к очам их больным,
    И прозрели они в то мгновенье,
    И пошли оба следом за Ним!
    
    
    Глава 21
    
    
    В близком столица была разстоянье
    Близ Виффании Господь был созданья,
    Что под горою лежит Елеон,
    Двух отправляет послов тогда Он,
    Дав им такое при том повеленье:
    «В то, что пред вами, идите селенье,
    Тотчас ослица на привязи там
    Вместе с осленком покажется вам,
    Их, отвязав, вы ко Мне приведите,
    Если ж вам кто возразит, вы скажите:
    «Требует их Повелитель веков», -
    И вам он тотчас отпустит ослов.
    Все так устроил Владыка творенья,
    Чтобы пророка сбылось предреченье:
    «Дщери Сиона, скажите скорей,
    Кротость души показуя своей,
    Шествует Царь твой в пределы столицы
    На жеребенке, на сыне ослицы».
    Все совершила чета тех послов,
    Взяв, привела из селенья ослов,
    Сверху одежды на них возложивши
    И Иисуса на них посадивши.
    Многие стали пред ним постилать
    Ризы тогда, а другие срезать
    Ветви с деревьев, потом их бросали
    Там на дорогу, и так все взывали:
    «Слава Мессии, осанна Ему!
    Честь воздавать справедливо тому,
    Кто к нам во имя Господне спешит,
    Пусть же «осанна» до неба гремит!»
    
    А когда в город вступил Царь творенья,
    Весь той порою пришел он в движенье,
    «Кто это?» — спрашивать стали в час тот,
    И отвечал им на это народ:
    «Божий пророк и избавитель света
    К вам из пределов пришел Назарета».
    
    Но вот явился Спаситель во храм
    И, увидавши торгующих там,
    Всех их оттуда немедля изринул
    И у менял их столы опрокинул,
    Не пощадил и у тех Он скамей,
    Что продавали тогда голубей,
    И всем такое Он дал назиданье:
    «Так во святом говорится писанье:
    «Дом Мой молитвы священной есть храм», -
    А у вас стал он притоном ворам».
    Многим слепым и хромым изумленье
    Дал тогда в храме Владыка творенья;
    Власти, Его чудеса увидав,
    Также во храме детей услыхав,
    Что Иисусу «осанна» взывали,
    Так, негодуя, Владыке сказали:
    «Разве не слышишь Ты возгласы их?»
    «Но не читается ль в книгах святых,
    Что из уст детских Создатель творенья
    Часто Себе устрояет хваленье», -
    Так им ответил Учитель святой
    И их оставил тою порой,
    Вышел в Вифанью из града святого.
    
    Ночь там проведши, поутру Он снова
    В город пошел и в то время взалкал,
    И вот смоковницу здесь увидал,
    К ней Он приблизился в эти мгновенья,
    Но ничего не нашел на растенье,
    Было оно лишь покрыто листвой.
    Молвил тогда ей Учитель святой:
    «Так оставайся безплодной всегда ты».
    И вмиг засохло растенье; объяты
    Тут изумленьем были сердца
    Учеников Его, но от Творца
    Нравоученье они услыхали:
    «Если б вы веру живую стяжали,
    Если сомненья изгоните яд,
    То ваши руки не то сотворят,
    Дали б горе вы тогда повеленье:
    «В море повергнись!» — и в то же мгновенье
    Это бы чудо увидел ваш глаз.
    И чего с верою каждый из вас
    Ни попросил бы, все б то получил».
    
    Скоро Спаситель явился во храме,
    И как учил там народ, то властями
    Спрошен был: «Кто Тебе власть дал учить?»
    Он им ответил: «Желал бы спросить
    Я об одном вас, и раз получу Я
    Должный ответ, то тогда вам скажу Я,
    Кто полномочье на это Мне дал.
    Бог ли Крестителя к людям послал,
    Иль они сами права ему дали?»
    И разсуждать тут начальники стали:
    «Если ответим, что Господом он
    Властью пророчества был облечен,
    Мы бы тогда от Него услыхали:
    «Так почему ж вы его не признали?»
    А отвечать, что лишь волей своей
    В мире явился учить он людей,
    Не безопасно то было б, безспорно,
    Чтут ведь пророком его все упорно».
    И отвечали они потому:
    «Нам неизвестно, кто власть дал ему».
    Молвил тогда им Спаситель на это:
    «Так не хочу вам и Я дать ответа.
    Что же вам кажется? Некто имел
    Двух сыновей, и однажды велел
    В сад он пойти одному на работы,
    Дерзко ответил он: «Нет мне охоты».
    После ж, одумавшись, в сад поспешил;
    Сына другого отец попросил
    Там же работать, и тот отозвался:
    «Тотчас иду». Но за дело не взялся.
    Кто ж из них волю исполнил отца?
    «Первый», — на речь те сказали Творца;
    «Знайте ж, — тогда Он сказал им сурово, -
    Что мытари и блудницы святого
    Царствия Божья достигнут скорей,
    Нежели род вам подобных людей:
    Праведный к людям Креститель явился,
    И его стан ваш отвергнуть решился,
    А мытари и блудницы признали его,
    Вы ж не хотели и после того
    Веру стяжать во пророка живую».
    
    Выслушать притчу прошу вас другую:
    «Раз виноградник хозяин развел,
    Крепкой оградой его он обвел
    И все что надо для сада устроил:
    Вырыл точило и башню построил.
    И, виноградник сдавши в наем,
    Надолго сам отлучился потом.
    Но когда время свое наступило,
    И получать плоды надо с них было,
    Он к ним рабов посылает своих,
    Но те, схвативши, прибили одних,
    А иных даже убили камнями.
    Слуг он к ним больше послал теми днями,
    С ними все так же их стан поступил.
    Сына послать к ним тогда он решил,
    Молвил при этом такое он слово:
    «Сына они постыдятся родного».
    Но едва сына их стан увидал
    «Это наследник всего, — закричал. -
    Так умертвим его, чтобы именье
    К нам перешло». И они в исполненье
    Гнусное слово свое привели:
    Сына хозяйского вон извлекли
    И там убили со злобою дикой.
    Что ж учинит тем злодеям Владыка,
    Как наконец он в именье придет?
    Так отвечал Иисусу народ:
    «Карам, конечно, подвергнет суровым,
    Сад же вручит он работникам новым,
    Чтобы плоды отдавали ему,
    Как только сроки настанут тому».
    Молвил тогда им Владыка созданья:
    «Иль не читали вы слово писанья:
    «Камень, что зодчими был отстранен,
    Стал вдруг опорою здания он,
    Так все устроил Владыка творенья,
    И наши очи привел в изумленье».
    Знайте ж, что небо судило отнять
    Царствия Божья от вас благодать;
    Тем это царство народам отдастся,
    Что приносить плоды станут стараться.
    Камень же чудный тот всех сокрушит,
    Коим, упавши, главу поразит,
    Также жестоко и тот разобьется,
    Кто на него в неразумье споткнется».
    Власти тотчас догадались, что их
    В притчах Господь разумеет своих,
    Взять потому Его в тот раз пытались
    И лишь народной толпы побоялись,
    Чтила она как пророка Его.
    
    
    Глава 22
    
    
    Иисус же в притчах снова
    Начал их тогда учить:
    «Царство Господа святого
    Можно с тем царем сравнить,
    Что устроил пир богатый,
    Сына, вздумавши, женить,
    И велел в свои палаты
    К пиру званных пригласить;
    Те придти не пожелали,
    Царь послал рабов других,
    Чтоб они их вновь позвали,
    Так при том склоняя их:
    «Царь обед готовит вкусный,
    Заколол он уж тельцов
    И скот, кормленный искусно,
    Приходите ж, пир готов».
    Но, презрев все убежденья,
    Не пошли те пировать,
    А отправились в именья
    Иль на рынки торговать.
    Остальные же решились
    Царских вестников избить
    И из них не постыдились
    Многих даже умертвить.
    Возмутился царь глубоко
    И военный люд послал
    Покарать убийц жестоко:
    Сжечь их город приказал;
    Молвил слугам он в то время:
    «Пир мой свадебный готов,
    Но тех званных злое племя
    Царский мой презрело зов,
    Так скорее же идите
    На распутия и весь
    Люд ко мне на пир зовите,
    Что ни встретится вам здесь».
    Те пошли и в дом собрали
    И хороших, и плохих,
    Всех, кого лишь увидали
    На дорогах очи их.
    Пред началом пированья
    Сам Владыка вышел в зал
    Посмотреть на то собранье
    И того в нем увидал,
    Что в одежде был невзрачной;
    Царь сказал ему тогда:
    «Как осмелился в не брачной
    Ризе ты придти сюда?»
    Но в свое он оправданье
    Ничего не мог сказать,
    И царь отдал приказанье
    Тотчас дерзкаго связать
    И во мрак извергнуть внешний,
    Чтоб зубами скрежетать
    И со скорбью безутешной
    Слез потоки проливать.
    «Знайте, — молвил тут Спаситель, -
    Что Бог многих позовет,
    Но тех мало, что в обитель
    Он небесную возьмет».
    
    Тут пошла на совещанье
    Фарисеев злая рать,
    Прилагая все старанье
    В слове Господа поймать;
    Подослав с учениками
    Ко Христу Иродиан,
    Вот как ихними устами
    Говорил Ему их стан:
    «Всем, Учитель, нам известно,
    Что лишь истину Ты чтишь,
    Правде Божьей учишь честно
    И на лица не глядишь,
    Так скажи Твое нам мненье,
    Можно ль Риму дань платить?»
    Но все это ухищренье
    Так решил Он отразить:
    «Что Меня поймать хотите, -
    Молвил Он, — лукавством злым?
    Ту монету принесите,
    Коей дань взимает Рим».
    Исполняя просьбу эту,
    Дал динарий их кагал,
    И, увидевши монету,
    Их Спаситель вопрошал:
    «Чье на нем изображенье
    И чье имя носит он?»
    Те сказали: «Нет сомненья,
    Кесарь здесь изображен».
    Так царю и возвращайте,
    Что царю принадлежит,
    Богу ж все то воздавайте,
    Что лишь вам Он повелит».
    Так сказал Господь творенья
    И ушли те в изумленье.
    
    Саддукеи приступают
    Ко Христу за ними вслед,
    Те, что лживо утверждают,
    Что возстанья мертвых нет.
    И с вопросом обратился
    Их к Нему неверный сонм:
    «Моисей распорядился
    В дни былые дать закон:
    Коль бездетным Божьей властью
    Кто-нибудь из вас умрет,
    Пусть, сочувствуя несчастью,
    Брат вдову его возьмет,
    Чтоб родному брату с ней
    Прижил он тогда детей.
    Семь когда-то братьев было,
    Умер первый без детей,
    В брак с вторым вдова вступила,
    Как велел нам Моисей,
    И второй скончался вскоре,
    Третий с нею в брак вступил,
    Так семи всем это горе
    Перенесть Господь судил.
    После всех вдова скончалась
    И хотелось бы нам знать,
    С кем ей жить тогда досталось,
    Как Бог мертвым даст возстать,
    С семерыми ведь на свете
    Ей пришлось мужьями жить».
    Так Господь на речи эти
    Разсудил им возразить:
    «Заблуждаетесь вы много,
    Книг писанья не поняв,
    И великой силы Бога
    Мыслью скудной не познав;
    В дни, как мертвые чудесно
    Силой Божьей оживут,
    Жить, как ангелы, небесной
    Жизнью все они начнут,
    Так что в брак уже не станут
    Люди той порой вступать;
    А что мертвые возстанут,
    Неужель о том читать
    Не случалось вам в писанье?
    Богом ведь Себя отцов
    Там назвал Господь созданья,
    Но всесильный Царь веков –
    Он не мертвых душ властитель,
    Он живых есть Царь живой», -
    Так учил тогда Спаситель,
    И дивились той порой
    Все учению Его.
    
    Как заставил саддукеев
    Искупитель замолчать,
    Собралася фарисеев,
    Услыхав об этом, рать,
    И законник их, желая
    В чем-нибудь Христа поймать
    Вопросил Его: «Какая,
    Мы хотели бы узнать,
    Заповедь в законе Бога
    Всех важнее остальных?»
    Отвечал Спаситель строго
    На вопрос лукавый их:
    «Возлюби Творца сердечно
    Всей душой и до конца -
    Вот первейшее, конечно,
    Повеление Творца;
    Как себя, люби собрата,
    Во-вторых, велел нам Он,
    Чти веленья оба свято,
    И исполнишь весь закон.
    
    Фарисеев Он стеченью
    Предложил потом вопрос:
    «Чей, по вашему ученью,
    Будет сын Господь Христос?»
    «Сын Давидов», — те сказали.
    А Господь им говорит:
    «Но вы разве не читали,
    Что сказал о Нем Давид:
    «Так изволил Господину
    Моему Господь сказать:
    «Знай, Тебя Я не покину,
    Одесную возседать
    Будешь Ты до дней со Мною,
    Как врагов Я поражу
    И к Твоим ногам рукою
    Их Моею положу».
    Раз Мессию «господином»
    Царь Давид в псалме назвал,
    Не выходит ли, что сыном
    Он Его не признавал?»
    И ответа не сумели
    Дать Спасителю они
    И вопросов уж не смели
    Предлагать Ему в те дни.
    
    
    
    Глава 23
    
    
    И речь в обличение Он их пороков
    Такую тогда разсудил произнесть:
    «Дерзнули на кафедру древних пророков
    Теперь фарисеи и книжники сесть,
    Итак, их речей презирать не дерзайте,
    Храните все то, что они говорят,
    Но их поведенья и дел избегайте,
    Своих они сами ведь слов не творят,
    Громоздкия ноши они собирают
    И их возлагают на плечи других,
    А сами к ним даже перстом не желают
    Коснуться, чтоб сдвинуть лишь с места хоть их;
    И все напоказ они совершают,
    Дабы на них очи смотрели людей,
    Размер филактерий своих расширяют
    И делают кисти у платьев длинней,
    Садиться на первом стараются месте
    Они на пирах и собраньях людских,
    На улице ищут привета и чести,
    Чтоб все называли «учителем» их.
    Но вы не зоветесь учителями,
    Да будет Христос вам учитель один,
    И не именуйтеся так же отцами,
    Отец ваш — там, в высях небесных вершин;
    Вы ж братьями будьте друг другу смиренно,
    И кто в вас всех больше, да будет слугой,
    Унижен ведь будет гордец непременно,
    Возвысится тот, кто смирится душой.
    
    Но горе вам, книжников род лицемерный,
    Закрыли вы к царствию Божью пути,
    И сам не вошел в него люд ваш неверный,
    И ищущим истины не дал войти.
    Творите вы долго для виду моленья,
    Вдовиц поедая дома без стыда,
    И горшее ждет вас за то осужденье
    В час тяжкий возмездья Господня суда.
    Придется за то еще, книжники, горе
    И вам, фарисеи, тогда перенесть,
    Что сушу обходите всю вы и море,
    Чтоб хоть одного прозелита обресть;
    Когда же найдете, то сыном геенны
    Творите его вы еще хуже вас.
    
    О, горе вам, род фарисеев надменный,
    И вам также, книжники, в судный тот час,
    Даете охотно вы тем разрешенье,
    Кто Храмом Господнем поклясться дерзнут,
    Но тем изрекаете вы осужденье,
    Кто золотом храма лишь клятву дадут;
    Безумцы слепые! Скажите, почто вы
    Храм ставите ниже, чем злато его?
    Иль так поучаете, знаю, еще вы:
    «Кто жертвенник в клятве призвал — ничего,
    А кто своей жертвой поклялся святою -
    Тот должен за клятву свою отвечать»
    Ужель не поймете вы мыслью слепою,
    Что жертвенник выше жертв должно считать?
    Кто жертвенник в клятве своей призывает,
    Клянется он также и тем, что на нем,
    И храмом кто Божиим клясться дерзает,
    Клянется он Тем, Кто во храме святом;
    И небо кто в клятвах своих призывает,
    Клянется престолом божественным тот,
    А также и Тем, Кто на нем возседает
    И в высях небесных над всеми живет.
    
    Ждет горе за то вас, о род лицемерный,
    Что сущность презревши велений Творца –
    Любовь, справедливость, нрав честный и верный –
    Хотите вы тем успокоить сердца,
    Что с тмина, аниса и мяты спешите
    В срок все десятины свои отдавать;
    О, вы, фарисеи слепые! Поймите,
    Что должно то прежде всего соблюдать,
    Хотя забывать и об этом не надо,
    Стараетесь тщательно вы комара отцеждать,
    И в те же мгновенья верблюда громаду,
    Слепцы, не стесняетесь вы поглощать!
    Постигнет вас также за то осужденье,
    Что внешность вы чистите чаш или блюд,
    Внутри ж они полны неправд и хищенья,
    Что души коварныя ваши куют,
    Очистите внутренность чаши сначала,
    Чтоб чистой она и совне пребывала.
    
    Гробницам окрашенным все вы подобны,
    Красива, приятна их внешность для глаз,
    Внутри ж они полны все гнилости гробной,
    То ж самое должно сказать и о вас:
    Святыми считает людское вас око,
    Но полны внутри вы страстей и порока.
    Гробницы вы строите древним пророкам,
    Стараетесь тщательно их украшать.
    «Не стали б участвовать в деле жестоком
    Убийства пророков святых принимать,
    Когда бы мы жили во время былое,
    Как наши отцы проливали кровь их», -
    Так вы говорите, гробницы те строя,
    И так выдаете себя вы самих,
    Что вы сыновья тех злодеев свирепых,
    Что кровь проливали Господних рабов;
    Нет! Вы не избегните дел их нелепых,
    Дополните меру своих вы отцов;
    О, злые! Ехидны лютой порожденье!
    Геенны как можете вы избежать?
    Вот дам Я пророкам и мудрым веленье
    Ученье святое Мое возвещать,
    Но будете гнать вы всех их безпощадно,
    В своих синагогах безжалостно бить,
    Убьете иных и распнете злорадно,
    Чтоб кровью невинной себя осквернить,
    Так чтобы вся кровь на вас пала святая,
    Какую безумно людской род пролил,
    От Авеля крови святой начиная
    И кровью кончая Захарьи, что был
    Убит в самом храме былою порою.
    Да взыщется кровь с вас Господней рукою!
    Иерусалим безраздельный, мятежный,
    Запятнанный кровью пророков святых!
    Как часто хотел Я с любовию нежной,
    Собрать к Себе чад непокорных твоих!
    Чтоб взять их под сень Своей мощной десницы
    И так их укрыть, защитить и согреть,
    Как это птенцам своим делают птицы,
    Но ты все призывы решился презреть.
    Вот дом ваш пустым оставляю теперь Я,
    И ты не увидишь Меня до тех дней,
    Когда Мне воскликнешь, оставив неверье:
    «Будь благословен Ты, Владыка царей,
    Спасти всех во имя Господне, Грядущий!»
    
    
    Глава 24
    
    
    Когда вышел из храма Господня Мессия
    И Свой далее путь направлял,
    То с восторгом на зданья Ему храмовыя
    Лик апостолов тут показал.
    И сказал Он, восторги его умеряя:
    «Не всегда красотой им сиять:
    Не оставив и камня на камне, их злая
    Разорит неприятелей рать».
    А когда на вершине Он сел Елеона,
    То спросили они у Него:
    «Когда ж эта краса будет вся разорена
    И какия событья того
    Будут признаки, также и века скончанье
    И явления в мир Твоего?»
    Отвечая на то, Повелитель созданья,
    Так заметил им прежде всего:
    «Берегитесь всемирно тогда заблужденья,
    Ибо многие в дни те придут,
    Что Христами себя назовут без зазренья
    И в обман легковерных введут.
    Вы о войнах услышите в эти мгновенья,
    Но тревогой не мучьте сердец:
    Должны тяжкия эти случиться волненья,
    Но все это еще не конец;
    Племена друг на друга тогда ополчатся,
    Пойдет царство на царство войной,
    И земли по местам сотрясенья случатся,
    Будут моры и голод лютой;
    Но все это пока лишь начало мучений,
    Предадут вас на муки тогда,
    Предстоит даже многим из вас умерщвленье,
    И за имя Мое вас вражда
    От неверных постигнет племен всей вселенной,
    Соблазнятся иные в те дни
    И начнут предавать своих братьев презренно,
    Ненавидеть начнут вас они;
    Лжепророки возстав, людей многих обманут,
    Прельстив мудростью лживой своей,
    Умножаться пророки без удержу станут,
    Охладеет любовь у людей;
    Только тот от тех бед уцелеет,
    Кто снести до конца их сумеет.
    Проповедано будет тогда всей вселенной
    Благовестье Мое, дабы всем
    Племенам его свет заблистал сокровенный,
    И наступит кончина затем.
    Когда ж мерзость увидите вы запустенья
    Своим оком на месте святом,
    (Как писал Даниил), то вы без замедленья
    Скорей в горы бежите при том,
    Кто на кровле окажется в эти мгновенья,
    Пусть не входит за чем-нибудь в дом,
    А кто вышел тогда на работы в селенье,
    Назад пусть не идет за плащом;
    Горе будет тем женщинам той порою,
    Что непраздны иль кормят детей,
    Дай Бог, чтоб не пришлось в дни суббот иль зимою
    Вам бежать из отчизны своей,
    Будут скорби тогда и напасти такия,
    Каких мир не видал никогда,
    И когда бы продолжились дни те лютые,
    То все люди погибли б тогда.
    Но Бог ради избранных своих
    Сократит, без сомнения, их.
    Когда скажет вам кто-нибудь этими днями:
    «Вот ваш здесь Искупитель иль там», -
    Вы не верьте, останьтесь спокойны душами;
    Наперед скажу это Я вам:
    ЛжеХристов и лжецов тогда явится много,
    Чудеса они будут творить,
    Дабы, если возможно, от Господа Бога
    И избранных Его отвратить;
    Так, когда сообщат вам: «В пустыне Мессия», -
    По своим оставайтесь домам.
    «В потаенных местах Он», — объявят другия, -
    Вы не верьте и этим лжецам.
    Как ведь молнья, блеснув на востоке, в мгновенье
    И на запад лучи свои шлет,
    Таково и Мессии в мир этот явленье,
    И где труп — там орлов будет слет.
    И тотчас же по скорби времен тех ужасных
    Свет померкнет небесных светил,
    Помрачится луна и лик солнца прекрасный,
    И мир горних подвигнется сил;
    В небесах тогда явится знамя Христово,
    И восплачет собранье племен,
    Как увидит, что в облаке с неба святого
    Грядет с славой великою Он;
    Пошлет ангелов Он с громогласной трубою,
    Чтоб созвать Его верных сынов,
    И к Нему отовсюду они той порою
    С четырех соберутся ветров.
    
    Научитесь, прошу, от смоковницы этой;
    Когда ветви отмакнув на ней
    Начнут листья пускать, наступление лета
    Вы в течение ждете тех дней;
    Так и тут: как начнут те сбываться явленья,
    Тогда знайте, что близок конец,
    И в живых будет это еще поколенье,
    Когда явится в мир сей Творец;
    Рухнут своды небес и земли основанья,
    Но святое не пройдет Мое предсказанье.
    Когда ж час тот придет, никому не известно,
    Даже ангелов Божьих уму,
    Один только Отец и Владыка небесный
    Знает в точности время тому.
    И как в годы когда-то случилося Ноя,
    Будет так и в пришествье Христа,
    В наслажденьях плотских тогда племя людское
    Проводило безпечно лета,
    О потопе не думал никто в те мгновенья,
    Пока Ной не вошел во ковчег,
    И настало вдруг страшное то наводненье,
    Истребив до единаго всех.
    Двое будут в полях для работ в те мгновенья,
    И возьмет одного вдруг Господь,
    Но другого оставит Владыка творенья,
    И две женщины будут молоть:
    Одна будет внезапно отсюда взята,
    Но другая оставлена волей Христа.
    
    Итак, бодрствуйте крепко своими душами,
    Ведь неведом вам судный час тот,
    И ведите себя так же этими днями,
    Как хозяин себя тот ведет,
    Что узнал о ночном на него нападенье:
    Он не спит, поджидая воров,
    Своего чтоб не дать им разграбить именья,
    Так и каждый из вас будь готов.
    Жить старайтесь, как раб тот разумный и честный,
    Кого властью хозяин облек,
    Чтобы пищу всей челяди мерой известной
    Выдавал в надлежащей он срок;
    Блажен будет тот раб, коль хозяин именья,
    Возвратившись, обрящет, что он
    Хранит в точности это его повеленье, -
    Будет властью над всем он почтен.
    Если ж в сердце дерзнет так помыслить раб оный:
    «Мой хозяин не скоро придет», -
    А поэтому слуг станет бить беззаконно
    И пирам предаваться начнет,
    То вернется, когда он не чает, владыка
    И в тот час, что он вовсе не мнит,
    И повергнет безумца каре он великой,
    От себя его прочь удалит –
    Жить с толпою неверных рабов,
    Будет плач там и скрежет зубов.
    
    
    Глава 25
    
    
    Подобно царствие Христово
    Девицам тем десятерым,
    Что жениха раз молодого
    Пошли встречать, надеясь с ним
    Принять и в пиршестве участье;
    Из них безпечны были пять:
    Лампады, взяв, они, к несчастью,
    Забыли к ним елею взять;
    А девы прочия имели
    Его достаточный запас.
    Но вот минуты пролетели
    И наступил уж поздний час,
    Жених замедлил, задремали
    Девицы те и стали спать,
    Но в полночь клич вдруг услыхали:
    «Идет жених, пора встречать».
    И, пробудившись, девы стали
    Свои лампады оправлять,
    И пять безпечных так сказали
    Своим подругам: «Просим дать
    Нам масла вашего немного:
    В лампадах наших гаснет свет».
    Но девы мудрые им строго
    На то промолвили в ответ:
    «Не лучше ль будет потрудиться
    Пойти за ним вам к продавцам,
    Иначе может ведь случиться,
    Что не достанет нам и вам».
    Ушли они, а той порою
    Пришел жених, и мудрых дев
    На пир веселый взял с собою,
    У дома двери заперев.
    Тут только девы те прибыли
    И стали жалобно взывать,
    Чтоб двери в дом и им открыли,
    Дабы с другими пировать.
    Но им жених сказал сурово:
    «Нет, Я совсем не знаю вас»;
    Так бдите ж все, прошу вас снова,
    Не ведом вам кончины час.
    
    Господь тогда поступит с вами,
    Как Господин, что край родной
    Решив покинуть, теми днями
    Слуг пригласил к себе домой;
    В разсчет их силы принимая,
    Вручил им денег господин,
    Кому талантов пять давая,
    Иному два, тому один.
    Когда хозяин отлучился,
    Кто пять талантов получил
    Пустить их в дело тот потщился
    И пять других еще добыл;
    Ему подобно поступил,
    Кто два таланта получил.
    Кому ж талант был дан единый,
    Тот скрыл хозяйское добро,
    Зарыл по лености безчинной
    Он в землю это серебро.
    Когда же дней минуло много,
    Хозяин тех рабов прибыл
    Опять на родину и строго
    У них отчета попросил
    «Пять мне талантов дал ты, — смело
    Один владыке сообщил, -
    Пустил я их тотчас же в дело
    И пять других еще скопил».
    «Прекрасно, раб благий и верный», -
    Сказал тот, вняв его словам,
    Ты в малом мне служил примерно,
    И власть тебе над многим дам;
    Я всею рад тебе душою,
    Так веселись и ты со мною».
    «Вручил ты мне талантов пару, -
    Другой владыке доложил, -
    Но к твоему теперь я дару
    Другую пару приобщил»;
    Сказал и этому владыка:
    «Хвалю, раб, верность я твою,
    И будешь в чести ты великой
    Разделишь радость ты мою».
    Явился третий пред владыкой,
    Что получил талант один,
    И молвил с дерзостью великой:
    «Отлично знал я, господин,
    Что злой корыстью ты страдаешь,
    Там, где не сеял, любишь жать,
    И без стыда то собираешь,
    Чего не думал разсыпать,
    И вот весь страхом я объятый
    В земле твое скрыл серебро,
    Возьми же деньги от меня ты,
    Вот пред тобой твое добро».
    «О, раб ленивый и лукавый! -
    Ему хозяин отвечал, -
    Раз знал мои ты злые нравы,
    Так почему же не отдал
    Моих ты денег в оборот,
    Чтоб получить мне с них доход?
    И вот талант повелеваю
    Я у тебя единый взять,
    Тому его я поручаю,
    Кто десять мне умел собрать:
    К тому, кто многим обладает,
    Само богатство ведь течет,
    А тот последнее теряет,
    Кто ничего не сбережет;
    Раба ж негодного возьмите, -
    Сказал хозяин тех рабов, -
    И в мрак наружный отведите,
    Там будет плач и скрип зубов».
    
    Когда ж во славе несравненной
    Приду с безплотной силой Я,
    То на престоле, как вселенной
    Тогда Я сяду судия,
    И соберутся предо Мною
    Тут племена со всех концов,
    И разделю Я той порою
    Их так, как пастырь от козлов
    Овец иной раз отделяет:
    Овец направо ставит он,
    Козлов налево помещает.
    Как будет люд весь разделен,
    Скажу стоящим Я направо:
    «Приди, благословенный род,
    Той насладися чудной славой,
    Что вам судил Отец щедрот.
    Когда терпел Я муки глада
    И погибал от жажды злой,
    Тогда была дана отрада
    Мне вашей щедрою рукой;
    Как Я скитался одинокий,
    Не зная, чем себя прикрыть,
    Не отказались вы жестоко
    Меня одеть и приютить;
    Терпел недуга Я мученья,
    Был заключен в темнице Я,
    Вы оказали сожаленье
    И посетить пришли Меня».
    Ответят праведники эти:
    «Когда ж мы видели Тебя
    Голодным иль нагим на свете
    И помогли в нужде любя?
    Когда мы странником видали
    Тебя и приняли в свой дом?
    Когда в темнице посещали
    Или пришли в недуге злом?»
    Но вот какого Я ответа
    Их удостою той порой:
    «Моим вы меньшим братьям это
    Своею сделали рукой,
    Но кто чтит брата Моего,
    Меня тот любит Самого».
    
    И, обратясь затем налево,
    Скажу Я этой стороне:
    «В огнь уходите, чада гнева,
    Что уготован сатане!
    Ведь вы Мне не дали питанья,
    Как был я голодом томим,
    И отказали в одеянье
    В те дни, когда Я был нагим,
    И не хотели дать Мне крова
    Как безприютным Я бывал,
    В дни не пришли недуга злого,
    Иль как в темнице Я страдал».
    Те скажут Мне на это слово:
    «Когда Тебя видали мы
    Нагим, больным, лишенным крова,
    Голодным иль в стенах тюрьмы,
    И послужить не постарались?»
    Отвечу Я на речи их:
    Услугу сделать отказались
    Для братьев меньших вы Моих,
    Но кто не чтит их безсердечно,
    Те чести Мне не воздают,
    И в огнь идти вам должно вечный,
    А те в жизнь вечную пойдут.
    
    Глава 26
    
    Кончив все эти Господь поученья,
    Ученикам объявил в заключенье:
    «Пасха настанет чрез эти два дня,
    И предадут на распятье Меня».
    Тою порою Его лиходеи,
     Власти, законники, архиереи —
    Все собрались к Каиафе во двор
    На беззаконный с ним вместе собор.
    И ненавистники злобные эти
    Так на своем порешили совете:
    Хитростью Господа как-нибудь взять
    И как мятежника смерти предать.
    «Только не в праздник, — прибавил их сход, -
    Чтоб возмущенья не сделал народ».
    Сам же Спаситель в дни их совещанья
    Был со своими друзьями в Вифаньи;
    Симон тогда прокаженный в свой дом
    Господа принял в селении том.
    Женщина вдруг здесь к Нему приступила,
    Миром главу дорогим умастила.
    Стали апостолы негодовать,
    Эту затрату пустой называть:
    «Дали б за масть тебе денег немало,
    Много б ты нищих на них пропитала».
    Эти укоры Господь услыхал
    И, защищая жену ту, сказал:
    «Женщину эту оставьте в покое,
    Дело она совершила благое,
    Нищих всегда вы найдете с собой,
    Мне же не век быть в юдоли земной,
    Сделавши это она умащенье,
    Тело готовит мое к погребенью.
    Истинно, истинно слово Мое:
    Все племена будут славить ее,
    Всяк ея доброе дело помянет,
    Где лишь евангелье ведомо станет».
    
    Искариот же Иуда в день тот
    К архиереям лукавым идет,
    И изменить здесь решается Другу,
    Платы лишь просит себе за услугу.
    И предназначил Иуде совет
    Тридцать серебряных выдать монет;
    С этого времени стал он искать
    Случая, чтоб Иисуса предать.
    
    Пасха настала своей чередою,
    В первый день праздника с просьбой такою
    Ученики ко Христу подошли:
    «Где нам есть пасху с Тобой, повели».
    «В город, — сказал он им, — к другу идите,
    И от Меня ему вот что скажите:
    Время настало кончины Моей,
    Праздновать Пасху в палате твоей
    Вместе намерен Я с учениками».
    И вразумленные семи словами,
    В город пошли они смелой стопой,
    Все приготовили к Пасхе святой.
    
    В пору вечернюю Благословенный
    С ними возлег у трапезы священной,
    И за трапезою с словом таким
    К ученикам обратился Своим:
    «Должен я вам эту правду сказать,
    Некто из вас меня хочет предать.
    Спрашивать все у Спасителя стали:
    «Господи, кто ж тот злодей? Уж не я ли?»
    Он же вновь слово Свое подтвердил,
    Гнусное дело яснее раскрыл:
    «В чашу со Мной опускающий руку -
    Вот кто готовит Мне смертную муку,
    Должен Мессия идти тем путем,
    Как предсказали пророки о Нем,
    Все же тому весьма горько придется,
    Чьею рукою Христос предается,
    Лучше б ему не являться на свет».
    Искариот же заметил в ответ:
    «Кто ж тот предатель несчастный? Не я ли?
    «Верно твои уста это сказали», -
    Тихо на это промолвил Христос.
    Хлеб потом взявши, хвалу Он вознес,
    И, совершивши над ним преломленье,
    Ученикам его дал для вкушенья.
    Слово при этом сказавши такое:
    «Хлеб этот есть мое тело святое».
    Взявши и чашу, хвалу Он воздал
    И, возлежащим давая, сказал:
    «Пейте все, чаша священная эта
    Кровь она нового вам есть завета,
    Что для спасения многих людей
    Я изливаю по воле Моей;
    Мне уж не пить от плода винограда,
    Ждет не такая Меня уж отрада,
    В царстве Отца предстоит Мне она,
    Новаго там приобщусь Я вина».
    Песни воспевши, уж в позднюю пору
    На Елеонскую вышли все гору,
    И, направляясь, Он к той стороне,
    Молвил: «Вы все соблазнитесь о Мне
    В ночь эту; сбыться пророчеству надо:
    Тотчас же овцы разсеются стада,
    Пастырю их лишь удар нанесут»;
    Но в утешенье прибавил Он тут:
    «Как Я чудесно из гроба возстану,
    Так ожидать в Галилее вас стану».
    Симон же Петр возражать Ему стал,
    Господу смело и гордо сказал:
    «Если б и все соблазнились, к примеру,
    Я сохраню в Тебя, Господи, веру»;
    Молвил на это Создатель веков:
    «Пенья не будет еще петухов,
    Как от Меня из боязни позорной
    Ты отречешься три раза упорно»;
    «Не отрекусь от Тебя никогда,
    Смертная хоть бы грозила беда», -
    Петр отвечал, а за ним и другие
    Эти слова повторили пустыя.
    
    Но вот семья их к селенью прибыла,
    Что Гефсимании имя носила;
    Здесь в одном месте велел Он им быть,
    Сам же молитву пошел совершить,
    Взявши Петра и сынов Заведея,
    Он заскорбел в те мгновенья сильнее:
    «Весь Я смертельной подавлен тоской,
    Сядьте же здесь и побудьте со Мной».
    Молвил Он и, отойдя не намного
    Крепко молил Вседержителя Бога,
    Пал Он в то время на землю лицом,
    Так изливая печаль пред Отцом:
    «Отче Мой! Если за род сей безбожный
    Чашу страданий не пить Мне возможно,
    То да пройдет она мимо Меня,
    Впрочем, да будет в том воля Твоя».
    К ученикам, помолясь, Он приходит,
    Спящими их, к сожаленью, находит;
    Молвил Петру тут Спаситель земли:
    «Часа со Мной вы побыть не могли,
    Бодрствуйте, чтобы не впасть в искушенье,
    И побеждайте плотския влеченья
    Силою духа в молитве святой», -
    Так наставлял Он их тою порой;
    Снова потом Он пошел на моленье,
    Вновь пред Отцом изъявляя смиренье:
    «Если нельзя Мне той чаши не пить,
    То Я готов Твоей воле служить».
    Ученики же вновь сну предавались
    От утомленья глаза их смежались,
    И, не желая будить их, Христос
    В третий раз Богу моленье вознес.
    Сон их потом прекратив неуместный,
    Так им сказал Повелитель небесный:
    «Все еще сон не проходит у вас,
    Время настало, приблизился час,
    Сын человеческий грешникам в руки
    Уж предается на смертные муки,
    Встаньте скорее, пойдемте со Мной».
    Речи Своей не окончил Создатель,
    Как появился на месте предатель
    С вооруженной толпою людей
    От архиреев и прочих властей.
    Дал им Иуда примету такую:
    «Тот Он, кого я, придя, поцелую».
    Вот почему он к Христу приступил
    И, лобызая, приветом почтил.
    Он же заметил Иуде на это:
    «Разве пришел ты сюда для привета?»
    Люди же сразу Христа окружили,
    Крепко руками своими схватили.
    Некто из бывших тогда со Христом
    Вздумал от них защищаться мечом,
    Быстро его из ножен вынимает
    Ухо рабу одному отсекает;
    Меч ему спрятать Господь приказал
    И в вразумлении так поучал:
    «Те, кто начнут защищаться мечами,
    Все от мечей же погибнут и сами;
    Разве б Отца умолить Я не мог,
    Чтоб Он в напасти Мне этой помог?
    Сына б любимого Он не оставил,
    Ангелов много б в защиту представил,
    Больше б двенадцати их легионов послал,
    Но ведь исполниться должно тому, что сказал
    Лик вам пророков в писаньях священных».
    Тут на врагов Он взглянувши презренных,
    Молвил, спокойствие духа храня:
    «Как на разбойника вы на Меня
    Вышли с дрекольем своим и мечами,
    С вами сидел Я, уча вас во храме
    Целые дни, и не взяли Меня вы».
    Вышло все так от Господней державы,
    Чтобы писанья пророков сбылись.
    Что же апостолы? Все поддались
    Страху они и постыдно бежали,
    Те же, кто Господа силою взяли,
    В дом Каиафы привели,
    Где собрались уж все власти земли.
    Петр же, поодаль идя за толпою,
    Следом за ней хоть и робкой стопою
    Даже во двор Каиафы проник.
    С слугами стал здесь Христов ученик,
    Нетерпеливо конца ожидая.
    Власти же, дело Христа разбирая,
    Ложных свидетельств, старались найти,
    К смертной чтоб казни Христа подвести.
    Много свидетелей уж выступало,
    Весу все было в их розказнях мало,
    Но наконец появилися два,
    Что сообщили Христовы слова:
    «Я разорил бы храм Бога святого,
    Но через дня воздвигнул бы снова».
    Сам архирей тут с седалища встал
    И, ко Христу обратившись, сказал:
    «Что ж, подсудимый, хранишь Ты молчанье,
    Не отвечаешь на их показанья?»
    Но Иисус все молчанье хранил,
    Громко тогда архирей возгласил:
    «Именем Бога ответь на вопрос,
    Ты ли избранник Господень Христос?»
    Молвил торжественно вдруг Он на это:
    «Что от Меня ты так ищешь ответа?
    Слышится он уж в вопросе твоем,
    Да, Я — Христос, и отныне во всем
    Блеске явлюсь Я величья и славы
    Я одесную Господней державы
    Буду сидеть, и приду в облаках,
    Чтоб и в земных воцариться краях».
    Тот же, свои разорвав одеянья,
    Членам враждебного молвил собранья:
    «Нужно ли больше свидетелей нам,
    Если хулы изрыгает Он Сам?»
    И отобрал у судей он их мненья,
    Господу те изрекли осужденье.
    Вынесли смертный Ему приговор,
    Стал издеваться над Ним их собор:
    В очи плевали и палками били,
    Нагло удары в лицо наносили,
    С смехом при том задавая вопрос:
    «Кто тебя бил прореки нам, Христос?»
    
    Петр же сидел все в компании слуг,
    И вот раба говорит ему вдруг:
    «Ты с Иисусом ведь был галилейским».
    Он пред всем людом сказал архирейским:
    «Даже и речь мне твоя не понятна».
    После беседы такой неприятной
    Петр, испугавшись, пошел к воротам,
    Но повстречался с привратницей там.
    Та, увидав, говорит иудеям:
    «Он с Иисусом ходил назореем».
    Петр же, отрекшись, на это сказал:
    «Я человека того и не знал».
    Но вот минуты еще пробежали,
    Многие уж говорить тогда стали:
    «Близок ты был непременно к Нему,
    Видно по говору то твоему»;
    Клятвами всякими стал он божиться,
    Что и не думал с Христом он водиться,
    Но громогласно запел тут петух,
    И предречение вспомнил он вдруг,
    И со двора Каиафы поспешно,
    Выйдя, заплакал, скорбя безутешно.
    
    
    Глава 27
    
    
    Утром враги совещались опять,
    Чтобы Спасителя смерти предать,
    В узы Его заключить приказали
    И в таком виде Пилату предали.
    Искариот же, узнав, что Христос осужден,
    Страшною вестию был поражен,
    Крепко тужил о своем злодеянье,
    И, выражая свое покаянье,
    Тридцать монет тех властям возвратил,
    С горестью молвил: «Я согрешил,
    Предал Того вам невинную кровь,
    Кто почитал лишь добро и любовь».
    Те же бездушно ему отвечали:
    «Что до твоей нам, подумай, печали?
    Сам разбирайся ты в деле своем».
    Бросил он деньги им в храме святом,
    Быстро от черствых сердец удалился
    И в безразсудной тоске удавился.
    Архиереи же стали судить,
    Как им с деньгами его поступить:
    «Можно б вложить их в казну храмовую,
    Но за них душу сгубил он живую».
    Так разсуждал их совет беззаконный,
    Кровью безценной Христа обагренный;
    Было у них, наконец, решено
    Поле купить на те деньги одно,
    Что у горшечника было в владенье;
    С той поры местом оно погребенья
    Стало служить для убогих людей
    И землей крови слывет до сих дней.
    Слово пророка сбылося в те дни:
    «Тридцать монет тогда взяли они,
    Цену того, кто ценен был у них,
    Дали за землю горшечника их».
    
    Как пред Пилатом явился Христос,
    Он предложил Ему тотчас вопрос:
    «Правда ли то, что Ты — царь Иудеи,
    Как донесли мне твои архиреи?»
    «Да, это верно», — Господь отвечал;
    А иудеев в то время кагал
    Много взводил на Него обвинений,
    Но, не давая на них объяснений,
    Молча стоял Иисус, и Пилат
    Молвил Ему, удивленьем объят:
    «Разве не слышишь Ты их показаний».
    Но и пред ним соблюдал Он молчанье,
    Вымолвить слова ему не желал,
    И изумляться Пилат продолжал
    
    Был же в то время обычай такой,
    Чтобы правитель на праздник святой
    Узника им отпускал на свободу,
    Выбор же был предоставлен народу.
    Узник во дни те известный всем был,
    Имя Вараввы преступник носил.
    Вот уж толпа собралася большая,
    Выбрать кого-нибудь сильно желая;
    Вышел правитель к собранию их
    И предложил одного из двоих:
    Выбрать Варавву им или Христа;
    Архиереев ему клевета,
    Зависть и злоба ведь были известны,
    Знал он отлично весь нрав их безчестный.
    Но как правитель сидел в ожиданье,
    Чем порешит иудеев собранье,
    Вдруг от жены получает он весть:
    «Много во сне мне пришлось перенесть
    Ныне за этого мужа святого,
    Зла ты не делай Ему никакого».
    Архиереи же тою порой
    Хитро внушили той черни слепой,
    Чтобы Варавве свободу просили,
    А Иисуса на смерть осудили,
    А потому, как к ним вышел Пилат,
    «Дай нам Варавву», — они говорят;
    «Что же мне делать с Христом?» — он сказал,
    «Распят да будет!» — народ закричал.
    «Но ведь не сделал Он зла никакого», -
    Пробовал тот защитить Всесвятого.
    Но от народа услышал он вновь:
    «Распят да будет, пролей Его кровь!»
    Как вразумлять он его ни старался,
    Он лишь сильнее пред ним волновался,
    И наконец он толпе той в угоду
    Распорядился принесть себе воду;
    Руки Пилат пред нею умыл,
    Во всеуслышанье так заявил:
    «Праведной крови на мне этой нет,
    Вы за нее отдадите ответ».
    «Несть ее будем мы сами и дети», -
    Крикнули люди безумные эти,
    И тот велел им Варавву отдать,
    Славы же Господа бить и распять.
    
    Но перед часом мучительной казни
    Воины дикой своей неприязни
    Господу вздумали вылить весь яд:
    Целый пред Ним их собрался отряд,
    Грубо сорвал он с Него одеянье,
    Красной хламидой облек в поруганье,
    Терний колючих потом принесли
    И наподобье короны сплели,
    Голову Господу ею покрыли,
    Трость Ему в руки со смехом вложили
    И поклонение стали творить,
    С хохотом диким при том говорить:
    «Радуйся, радуйся, царь иудеев».
    После же каждый из этих злодеев
    Господу в очи безстыдно плевал,
    Тростию той по главе ударял.
    Вдоволь насытясь потехой ужасной,
    Сняли с Спасителя плащ они красный,
    Прежней одеждой опять облекли
    И на распятье Его повлекли,
    И киринейца в пути одного
    Встретивши (Симоном звали его),
    Воины силой его захватили,
    С Господа крест на него возложили.
    
    К месту пришедши, которое звали
    В дни те Голгофою, пить Ему дали
    С желчию смешанный уксус, но Он
    Пить отказался, и был пригвожден
    К крестному древу Господь мирозданья.
    Воины стали Его одеянья,
    Бросивши жребий, делить меж собой,
    Чтобы глагол совершился святой:
    «Ризы мои меж собой разделяют,
    Жребий о них в дележе том бросают».
    Севши там, воины крест сторожили,
    Надпись такую над ним положили:
    «Этот преступник есть царь иудеев».
    Справа и слева двух так же злодеев
    Рядом с Христом в то же время распяли.
    
    Мимо идущие Господа стали
    Злыми насмешками дерзко язвить:
    «Вот Он, что храм-то хотел разорить
    И через три дня создать его снова;
    Если Ты вправду Сын Бога живого,
    Что же не сходишь теперь со креста?»
    Здесь и враги находились Христа:
    Старцы, законники, архиереи, -
    Злобствуя, как ядовитые змеи;
    «Сколько от бед Он избавил других,
    Что же Себя не спасет Он от них;
    Если Он верно избранник небесный,
    Пусть Он от муки спасет Себя крестной,
    Веровать будем в Него мы тогда;
    Он уповал ведь на Бога всегда,
    Пусть же теперь Его Вышний избавит,
    Разве Он Сына святого оставит.
    А ведь Себя Он за Сына Его выдавал», -
    Так над Христом их глумился кагал.
    Но и злодеи Его не щадили,
    Те, что с Ним вместе повешены были.
    
    В шесть часов тьмою покрылась страна,
    И до девятого часа она
    В ней продолжалась; в час же девятый
    Громко воскликнул Спаситель распятый
    «Или, Или, лама савахфани».
    «Боже Мой, Боже! Что бросил Меня Ты?»
    Вопль этот скорбный услышав, солдаты
    Молвили: «Это Илью Он зовет».
    Некто из них тут поспешно встает,
    Уксусом губку потом насыщает
    И, на тростник положивши, Христу предлагает
    С смехом другие сказали: «Постой,
    Даст ему помощь пророк тот святой».
    Сам же Спаситель, воскликнувши снова,
    Дух испустил Свой из тела святого.
    И разорвалась завеса святая
    В храме от верха до нижнего края;
    Поколебались устои земные,
    Скалы разселись, и гробы людские
    В этот великий разверзлися миг,
    Ожило много усопших святых,
    И как воскрес Повелитель их сам,
    В город вошли они Божий, и там
    Многие видели этих людей.
    Сотник же вместе со стражей своей,
    Необычайныя видя явленья,
    Грозную тьму и земли сотрясенье,
    Страхом великим объят, говорил:
    «Сын Он Господень воистину был».
    
    Было и женщин здесь верных немало,
    Робко вдали их дружина стояла,
    Из Галилеи пришли со Христом
    Жены, сердечно заботясь о Нем;
    Должно поставить в главе той дружины
    Имя Марии или Магдалины;
    С нею усердно служила Мессии
    Матерь Иакова и Иосии
    (Тоже Марией ее было звать),
    Да сыновей Заведеевых мать.
    
    Вечером в день тот, как умер Распятый,
    Прибыл Иосиф, муж очень богатый,
    Учеником он Спасителя был,
    В Аримафее же городе жил;
    Выпросив тело Христа у Пилата,
    Он схоронил Его с честью богато:
    Чистой Его плащаницей обвил,
    Новый свой гроб для него уступил,
    Высек в скале для себя его он,
    Не был никто в нем еще погребен;
    Камнем закрыл он отверстье гробницы;
    Были Христовы тогда ученицы
    Здесь — Магдалина с Марией другой,
    Обе сидели пред гробом с тоской.
    
    А на другой день к Пилату с такою
    Архиереи явились нуждою:
    «Этот обманщик, как жив еще был,
    Часто, припомнилось нам, говорил:
    «Я через три дня жив буду опять», -
    Распорядись же ты гроб охранять,
    Чтоб Его тело друзья не украли
    И говорить бы народу не стали,
    Что Он воскрес, как предсказывал Сам,
    Хуже, чем первый, обман этот нам».
    Так их Пилату совет докучал,
    И с раздражением тот отвечал:
    «Есть у вас стража, так сами идите,
    Делайте с гробом Его, что хотите».
    И от Пилата уйдя, их кагал
    Тотчас же сделал все то, что желал:
    Стражу приставил он гроб охранять,
    К камню тому приложивши печать.
    
    
    Глава 28
    
    
    На разсвете в день первый седьмицы,
    Магдалина Мария пошла
    Побывать у Христовой гробницы,
    С ней другая Мария была.
    Вдруг случилось земли сотрясенье,
    Господь ангела с неба послал,
    И он камень от гроба в мгновенье
    Отодвинув, на нем возседал;
    От лица его молньи блистали,
    Ризой он белоснежной сиял,
    И вот стражи, как мертвые, стали,
    Ужас все у них члены сковал.
    Трепетали и жены от страха,
    Но сказал им посланник небес:
    «Вы учителя ищете праха,
    Его нет здесь, Владыка воскрес,
    Посмотрите на место пустое,
    Где недавно Умерший лежал,
    И поймете вы чудо святое,
    Что Он смерть низложил, как сказал;
    Поспешите же в город скорее,
    Его верным скажите сынам,
    Что Воскресший их ждет в Галилее,
    Там Учитель им явится Сам;
    Это воля Господня святая», -
    Речь так кончил он, их убеждая.
    И услышавши дивныя вести,
    Град Господень оставив пустой,
    Жены с страхом и радостью вместе
    Побежали поспешно домой.
    Когда шли они с вестью блаженной,
    Изумленным очам их предстал
    Вдруг и Сам их Наставник небесный
    И привет им обычный послал;
    Наземь жены пред Господом пали
    И стопы Его в страхе объяли;
    «Отложите свой страх и смущенье, -
    Ободряя, промолвил Он им, -
    И великую весть воскресенья
    Сообщите всем братьям Моим,
    Пусть все идут они в Галилею,
    Там увижусь с семьею Моею».
    А в ту пору, когда ученицы
    Радость всем воскресенья несли,
    Страх забывши, и стражи гробницы
    К архиреям с докладом пришли.
    И объяло злодеев смятенье,
    Но собрался их гнусный совет
    И безумное принял решенье
    Затмить вымыслом истины свет:
    Серебром они стражу прельстили,
    Говорить ее так научили:
    «Когда ночью у гроба случайно
    Погрузились в глубокий мы сон,
    Труп друзьями похищен был тайно
    И в другия места отнесен.
    Коль, узнавши о сне беззаконном,
    Грозить будет правитель судом,
    Мы его учиним благосклонным
    И от всякой беды вас спасем», -
    Так прибавили им архиреи,
    К своей злостной склоняя затее.
    Получив серебро свое, стражи
    Стали лживый разсказывать вздор,
    И в умах иудеев о краже
    Эта басня жива до сих пор.
    А апостолы все в Галилее,
    Как сказал им Христос, собрались
    И, любовью к Нему пламенея,
    На горе Его здесь дождались,
    И, увидев Его, поклонились,
    А другие в душе усумнились.
    И сказал Он им властное слово:
    «Чтоб людския спасти племена,
    Власть от Господа Бога живого
    Над землей Мне и небом дана;
    Так к заблудшим народам идите,
    Просвещайте сердца и умы
    И во имя тех Тройцы крестите,
    Кто от власти избавятся тьмы,
    И чему вы наставлены сами,
    Поучайте и Божьих людей,
    И уверены будьте, что с вами
    Я всегда до скончания дней».
    
    
    Переписка кончена 29 мая 1933 г.